Новости Блоги Блог Александра Ресина Государственные тайны

Государственные тайны

Каждому из нас  приходилось сталкиваться в большей или меньшей степени с различными государственными тайнами. Звучит эта фраза «государственная тайна»  очень  внушительно, но вот на сколько, многие из этих тайн, были полезны для людей, вопрос  спорный. Большинство из тех секретов , с которыми  приходилось сталкиваться, обычно были лишь способом  скрывать правду от собственных граждан и часто выглядели несусветной  глупостью. Правда множество людей получавших зарплату за  хранение этих тайн, жили за счет их совсем не плохо, и  некоторые из них свято верили в важность своей работы.

Тайной была наша история, которая менялась с каждой сменой правителя. Тайной за семью печатями был уровень нашей жизни .Любая статистика тоже была тайной. Публикуемая  для населения статистика и статистика для служебного пользования  очень сильно отличались.

Сейчас, по прошествии десятилетий понимаешь, что  в  основном все наши секреты были секретами только для нас  граждан СССР. Сохранять эти тайны помогала закрытость страны , ведь для большинства  и сравнивать то было не с чем. А те, кто могли сравнивать, обычно молчали в тряпочку или рассказывали с честным видом о ужасах проклятого Запада. Ну, а  чтобы этим избранным, снова дали возможность поехать на Запад, к этим самым ужасам ,они  рассказывали остальным , как там плохо.

Впервые, с  этими тайнами я столкнулся еще студентом, когда летом, в студенческие каникулы,  поехал в экспедицию на Север, наносить на карту сельскохозяйственные угодья. Правда тогда я еще не знал ,что туда куда я собрался ехать добровольно, во все времена  отправляли в наказание. Места эти всегда были местом ссылки и ходить  пришлось  по тем же местам,  что  и отбывавшие  здесь свой срок, такие известные в русской истории личности как  протопоп Аввакум Петров, князь Василий Голицын, Артамон Матвеев. Позже среди политических ссыльных были известные деятели революционного движения, Инесса Арманд, Клим  Ворошилов, будущий писатель Серафимович.  В общем, северная глухомань.

Нужно было  за три летних месяца, ножками  исходить 50 тысяч гектаров и нанести все, что там обнаружим  на карту. Так как карты эти были секретными, то необходимо было получить допуск для работы с ними. Оформлением таких допусков занимался первый отдел, который был в любом советском учреждении .

В СССР, все карты масштабом крупнее километра  на сантиметр карты, считались секретными. Рыбаки,охотники и туристы считали за счастье обладать старыми до революционными картами. Крупномасштабных, с масштабом крупнее километра   карт  в открытой продаже в СССР не было. А наши листы аэрофотосъемки  были в 10 раз точнее. На сантиметре листа, отражалось сто метров на местности.
Обыскав весь институт  первый  отдел я не обнаружил. Все к кому обращался с вопросом, где же первый отдел, молчали как партизаны на допросе Он вроде и есть ,а вроде его и нет. Кого не спрашиваешь, все что то знают, но не говорят. Тайна мол.

Услышав о моих страданиях,  заказчик экспедиции , Тимирязевская Академия смилостивилась   и сделала допуск у себя,  предупредив , что за потерю любого листа карты, можно получить срок.

Получив на месте  листы карты,  выяснилось, что они сделаны лет десять лет назад и там где на карте обозначено поле, давно уже вырос лес. Так что,  очевидно секретом было именно отсутствие современных карт, которые мы сами должны были сделать. Видно аэрофотосъемка была на много дороже,   и ее решили не делать. Советский картограф своими ногами вполне заменял аэрофотосъемку. Правда уже в те  времена ходили слухи, что спутниковые фотографии позволяют видеть звездочки на погонах .Но это уже было явной государственной тайной.

Кроме допуска к работе с секретными материалами, требовалось еще, и получить допуск на нахождение в пограничной зоне, хотя до ближайшей государственной границы были сотни километров Ледовитого океана, который в компании с белыми медведями ,надежно прикрывал страну с севера.

Уж как милиция определяла ,кто может ,а кто нет получить такое разрешение ,я так до сих пор  не знаю. Мне, почему то его всегда давали.

Такое же разрешение на нахождение в погранзоне пришлось получать и для работы в студенческом стройотряде проводников, так как наш маршрут пролегал на норвежскую границу. Нам достался купейный вагон и часто пассажирами были иностранные туристы, которых мы брали прямо на  границе  или  в Москве. Обычно перед посадкой иностранцев , в вагоне появлялся человек, показывающий  красные кгбэшные корочки  и предупреждавший, что фотографирование в пограничной зоне запрещено . Правда, как это объяснить иностранцам, которые находятся в купе, а не в коридоре, осталось неясным. Оставленная  иностранцами печатная продукция,  так же считалась опасной для советского человека. Ведь в те времена, даже за Библию, не говоря уже о изданной за границей литературе на русском языке можно было получить срок.

Вдоль железной дороги, сразу от границы через каждые несколько десятков километров, видны были ракетные установки,  нацеленные на Запад. Иностранцы широко открытыми глазами провожали их изумленными  взглядами. То, что это были муляжи они не догадывались. При подъезде к Мурманску  все чаше появлялись огороженные колючей проволокой зоны .При проходе поезда, зэки вылезали на  крыши бараков ,и наблюдали за проходящим составом. О чем, при виде зон и заключенных , думали иностранные туристы, можно было только догадываться.

Следующий раз работать  с секретными картами пришлось снова на Севере, но уже прямо на границе. Попали мы на Кольский полуостров  на норвежскую и финскую границу с почетным государственным заданием отвести от страны наглые обвинения скандинавов  о том, что СССР  так загрязняет атмосферу, что у них перестала размножаться рыба в озерах.

Своими исследованиями, мы должны были доказать что это наглый поклеп и, что рыба у них перестала размножаться не по нашей вине , а от  их хорошей жизни, ну как сами скандинавы, где по мере роста их благосостояния ,падала  и рождаемость.

Правду, почему у них дохла рыба и, что виноват в этом наш металлургический комбинат Печенга-Никель,  мы знали и без исследований ,но для всех это была государственная тайна, которую мы должны были тщательно скрывать.

Глядя на лунные пейзажи вокруг комбината и выжженную кислыми дождями землю, всякий нормальный человек понимал, что  тут что не так ,но вот на сколько не так и почему  грибы и ягоды вокруг комбината достигали гигантских размеров это тоже  была тайна.

Наши карты доходила только до контрольно – следовой полосы, а все, что было за ней, почему то на них не  было показано. Хотя территория СССР простиралась еще на многие километры за контрольно следовой полосой,  вплоть до столбика с гербом другой страны, но на карте это никак не изображалось ,а  нам  нужно было там работать.

За помощью ,мы обратились естественно к пограничникам и начальник заставы, выяснив  у руководства , что наш уровень доступа к секретам не меньше его, позволил посмотреть  карту этого района, Карта эта висела у него в  кабинете и была закрыта занавеской ,которую он приоткрывал только на участке  района, который требовалось показать.

Через неделю, мы оказались в Норвегии на конференции и в газетном киоске приобрели туристскую карту ,которая к нашему величайшему изумлению, оказалась не только точнее нашей ,но и той, которая висела у начальника погранзаставы.

В следующий наш визит на заставу, а приходилось это делать каждый раз, когда нам нужно было работать за контрольно-следовой полосой, я попросил начальника заставы показать наш маршрут на нашей норвежской карте. Увидев ее, он  долго матерился, так как на ней были изображены  все те секретные объекты , которые по долгу службе он обязан был, хранить как зеницу ока ,так как это составляло государственную тайну. Но на обыкновенной  туристкой карте продававшейся в Норвегии  в любом магазине, все эти объекты , о которых не должны были знать большинство советских граждан, зримо присутствовали.

Следующий раз  с тайной я столкнулся на Памире, по дороге на Нурекскую ГЭС, когда, сидя в кузове экспедиционного ГАЗ -66 с увлечением фотографировал памирские пейзажи и какие то белые купола, отчетливо выделяющиеся на фоне гор. При этом,  совершенно не обращал внимание на военный УАЗ который тащился сзади нас и почему то громко сигналил.Оказалось ,что в нем  ехал какой то большой пограничный чин и который умирал от злости видя, как мы фотографируем  в зоне, в которой, как оказалось фотографировать строго запрещено. Обогнать нас на узкой горной дороге он не мог, так что по рации он передал приказ на заставу и на перевале нас  блокировал пограничный наряд.

Пленки у нас отняли, и на мое возмущение, почему нельзя снимать в сотне километров от границы ,мы ответ не получили.

От дальнейшего выяснения отношений  меня отговорил наш шофер, который  дергал меня  за рукав и просил не связываться. Причины для этого как оказалось, были вполне весомые. Оказывается, по документам на нашей машине должна была быть буровая установка, которую я лично ни разу не видел. Куда она запропастилась, тоже была государственной тайной.

Причину запрета фотографировать,я выяснил лишь через много лет. Оказывается, те белые купола, которые так красиво выглядели на фоне гор, были крупнейшей в СССР станцией космического слежения  и Нурекская ГЭС строилась в расчете на огромное потребление электричества именно этим обьектом,а отнюдь не народного хозяйства страны.

Посетив как то очередную Московскую международную книжную ярмарку, я обнаружил в павильоне США кучу брошюрок,  посвященных вооружению армий США и СССР. Если про оружие США мы хоть что то слышали, то  о большинстве наших вооружений, которые были показаны в этих брошюрках напечатанных в США  со всеми их  тактико –техническими данными и фотографиями ,  мы и слыхом не слыхали.

То есть в США  знали о нашей военной технике  гораздо больше, чем знали мы граждане СССР.

Все тайное, когда то становится явным. Так уж мир устроен. Тайной для многих было даже  положение в обществе и должности друзей и  знакомых . Многие ведь ,получали зарплату как бойцы невидимого фронта зарплату, не только там где числились на работе для всех окружающих.

Один мой коллега, которого я знал как старшего научного сотрудника нашего института, как оказалось, через много лет, в то время уже носил три звезды капитана первого ранга. То над чем он работает, я естественно знал, но что за это он получил три звезды на погоны, даже не догадывался. Узнал я о его звании совершенно случайно,в разговоре с другим своим знакомым, капитаном первого ранга с Черноморского флота, когда зашла речь о нашей биостанции на Утрище .Естественно нашлись  и общие  знакомые, которые там работали. Но для меня этот человек был обыкновенным  старшим научным сотрудником, а для моего знакомого он был  капитаном  первого ранга.

И таких людей было немало во всех учреждениях, причем это остается тайной до сих пор.

Попав с правительственной комиссией в 1990 году на Арал, снова пришлось столкнуться с тайнами, о которых обыкновенным гражданам знать не полагалось.
К тому времени озеро первоначально занимающее 66 тысяч квадратных километров сократило свою площадь до 29 тысяч ,то есть более чем в двое. Соленость воды так же выросла и стала выше океанической, так что все пресноводная живность вымерла, и там, где когда то добывали тысячи тонн рыбы, остались лишь ржавеющие скелеты судов среди барханов. Берега отступили в некоторых местах на сотни километров и пыльные бури стали разносить соль с бывшего дна моря по всему региону. Кроме того, практически все Приаралье было страшно загрязнено пестицидами и ядохимикатами, ведь именно Среднеазиатские республики были основными поставщиками хлопка и риса  для СССР. На сколько все было загрязнено, знали только специалисты ,так как это тоже была государственная тайна, но в Каракалпакии врачи не рекомендовали кормить матерям  младенцев грудным молоком, по причине опасного уровня содержания пестицидов в организмах людей. Именно поэтому в магазинах Нукуса столицы Каракалпакии все полки магазинов были забиты импортным детским питанием, которое было страшным дефицитом в других районах страны, в том числе и в Москве. Правда, судя по нашим наблюдениям, никто его там из местных жителей не покупал. Детская смертность в Приаралье превышала средние показатели по стране в несколько раз, но это тогда тоже было тайной.

На освободившемся дне бывшего моря, какие то умные головы проводили испытания  чего то такого, после чего ,как нам рассказывали местные егеря, им пришлось собирать трупы сайгаков, перед самым нашим приездом, дабы правительственная комиссия  ненароком  не увидела этого  ужаса.

Вспоминая о всех этих тайнах и понимая сколько средств было вложено в сохранение и приумножение этих игр в государственные секреты, невольно задумываешься,  а нужны ли были все эти тайны и секреты ? Ведь если бы не вкладывались колоссальные средства в эти глупости, которые не приносили никакой пользы для жизни простого гражданина, может быть бы и уровень жизни советских людей не отставал бы на столько от западного. Если бы эти средства вкладывались в развитие мирных технологий, в образование и медицину, а не в производство вооружений и многомиллионную армию и органы безопасности, служившие охраной всем этим бесчисленным тайнам, может быть у успехи у страны были бы не сравнимо большими и  не сложилась бы ситуация, когда страна развалилась практически без всякого сопротивления ее граждан.

Вспомнилась байка  советских времен.

Решил товарищ иммигрировать и получил отказ. Нельзя, мол, вас выпускать, так как  вы знаете государственные секреты.

– Граждане дорогие,какие секреты?  В той области, в которой я работаю, мы отстали от Запада лет на 30.

– Так  это и есть товарищ  главный секрет.

Любовь к секретности сыграла не малую роль в проблемах экономики страны.Практически  все советское время основное внимание уделялось военным отраслям промышленности и естественно все это было государственной тайной. Потенциальные противники  СССР зная это ,так же наращивали свои вооружения и получался замкнутый круг, при котором обе стороны, не имея достоверных сведений о потенциале противника  считали, что чем больше они будут уделять внимание вооружению тем более будет их безопасность. На нужды вооружения в мире были потрачены колоссальные ресурсы ,которые могли бы  использованы гораздо более эффективно, на здравоохранение, образование, развитие сельского хозяйства ,на все то что делает жизнь людей более комфортабельной  и счастливой.

Читая  довольно часто, восхищенные рассказы о военной мощи СССР,о сотнях закрытых городах, десятках тысяч танков и ракет,огромных военных расходах невольно задумываешься, что это ?  Ностальгия по молодости или не понимание последствий этой мощи? Ведь  низкий уровень жизни советских граждан, по сравнению с развитыми западными странами был обусловлен, именно этими непомерными расходами и закрытостью страны. Закрытость страны и любовь к  секретности во всем,  имели массу негативных последствий, отразившихся на судьбах миллионов людей. Причем,  совсем не обязательно, на судьбах тех, кто имел отношение к этим тайнам и секретам, а практически на всем населении страны.

Сейчас модно стало обвинять в развале СССР кого  угодно,Горбачева,ЦРУ ,диссидентов  и. т.д. На самом деле страна распалась по внутренним причинам  из-за несовершенства экономической системы ,которая из-за своей милитаризированности ,секретности  и неэффективности не могла уже обеспечивать возрастающие потребности населения и развития новых технологий. Разрыв в уровне  жизни с Западом становился все больше. Правящие круги СССР уже с начала 70-х годов знали о нарастающих проблемах в экономике и необходимости реформ. Именно с этим  пониманием  и были связаны первые договоры о ограничении вооружений с Западом,дабы хоть не много уменьшить военные расходы и перераспределить больше ресурсов на мирные отрасли промышленности ,чтобы хоть как то удовлетворять потребности населения.

Сосредоточение всех средств производства в руках государства, всей государственной власти в руках одной партии, всей партийной власти в руках ее генсека — вождя позволило сделать генеральной линией развития страны ускоренное наращивание тяжелой промышленности и военного потенциала за счет народного потребления и нещадной выкачки природных богатств. На эти цели даже в мирное время  уходило до  80% национального дохода и производственных ресурсов. Это означало, что народ получал для обустройства своей жизни в пять раз меньше создаваемого им. Каждые 100 человек, занятых в гражданской экономике, должны были содержать 400 человек, занятых в военной экономике .

В итоге СССР обогнал все капиталистические страны по добыче угля и нефти, производству чугуна и стали и по выпуску основных видов вооружений. К началу 1991 года Советский Союз имел: военных космических аппаратов, ядерных боеголовок, межконтинентальных ракет и атомных подводных лодок — больше, чем все ядерные державы вместе взятые; танков и боевых отравляющих веществ — больше, чем весь остальной мир. Стоимость только военно-морского флота составляла в ценах 1993 года 500 триллионов рублей

Оборотной стороной медали стали: самый низкий среди промышленных стран уровень заработной платы, самое широкое применение женского и принудительного труда, самый высокий производственный травматизм, постоянная нехватка важнейших продовольственных и промышленных товаров, острый дефицит жилья и производственных помещений, отсутствие в селах и многих городах канализации, водопровода, теплоснабжения, мусороуборки, телефонной связи, электрического освещения и асфальта на улицах и дорогах, деревянный самострой, бедность народного образования, здравоохранения, коммунального хозяйства, низкая продуктивность сельского хозяйства, неразвитость легкой промышленности, экологический беспредел.

Военно-стратегический паритет с Западом, которого так страстно добивался Советский Союз, оказался пирровой победой. Система доказала свою полную неспособность обеспечить сопоставимый с Западом уровень жизни населения и, главное, не смогла предотвратить технологическое отставание советской промышленности . В условиях резкого ускорения научно-технического прогресса во второй половине ХХ века принудительная, чисто количественная накачка производственных ресурсов в тяжелую и оборонную промышленность потеряла свою эффективность. Она не могла обеспечить постоянных быстрых перестроек технической базы промышленного производства в соответствии со все новыми и новыми достижениями науки.

Бывший первый заместитель премьер-министра СССР В. Щербаков так объясняет сложившуюся тогда ситуацию: “Продукт конечного потребления — попросту говоря, товары на прилавках — составлял лишь около 20% валового внутреннего продукта СССР. 80 процентов наших рабочих производили промежуточные продукты, которые непосредственно в народное потребление не идут, — руду, металл, уголь и прочее, а также вооружение. Человек производил танк и получал зарплату, на свои деньги хотел купить товар, но он не произвел товара. Сколько могли, мы сохраняли эту самоедскую систему за счет жесткого контроля цен и финансовых потоков, но это не могло продолжаться вечно.”

В конце 80-х, когда предпринятые меры  структурных и политических изменений в стране, не привели к улучшению ситуации, была предпринята попытка прогнозирования  развития страны на основе компьютерного моделирования различных сценариев в зависимости от экономической ситуации в стране и мире. Мне пришлось участвовать в этом проекте по линии Министерства Экологии  и Природных ресурсов. Все министерства и ведомства страны предоставили свои данные для создания этой программы .Полученные результаты однозначно прогнозировали крах экономики, если произойдет падение цен на нефть. Как мы знаем, цены на нефть упали, и прогноз для экономики страны оказался совершенно точным.

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal


Следите за последними!

Следите за нами в Facebook! Будьте с нами в Одноклассниках, Твитере, Вконтакте! Подписывайтесь на нас в LinkedIn!
Перейти на Facebook
СПАСИБО. Я УЖЕ С ВАМИ