Новости Блоги Блог Меган Хорхенсен Эпидемия оспы 1885 года: 1 октября — всё закрыто, карантин!

Карета для перевозки больных оспой в 1885 году. Каждая повозка охранялась нарядом полиции или солдатами. Фотография 1885 года.
Карета для перевозки больных оспой в 1885 году. Каждая повозка охранялась нарядом полиции или солдатами. Фотография 1885 года.

Эпидемия оспы 1885 года: 1 октября — всё закрыто, карантин!

Эпидемия оспы 1885 года, протесты и бунт

Из истории пандемий в Квебеке.  Ужасная эпидемия оспы, вооруженное противостояние обязательным прививкам.

Считается, что точная дата и точные обстоятельства, которые привели к пандемии, известны: 28 февраля 1885 года, кондуктор пассажирского поезда, прибывшего в Монреаль из Чикаго, почувствовал недомогание. Через несколько часов состояние его настолько ухудшилось, что несчастного отправили в центральную монреальскую больницу (Hôtel-Dieu de Montréal), где врачи поставили страшный диагноз — оспа!

Больного сразу изолировали, всю поездную бригаду посадили на карантин, но было уже поздно, вирус начал победное шествие по монреальским кварталам.

В первую очередь болезнь обрушилась на рабочие кварталы, прилегающие к вокзалу, что и понятно, там жили носильщики, механики, уборщики вагонов, официанты привокзальных кафе, баров и ресторанчиков.

Через неделю после прихода в Квебек оспы часть газет выступает с требованиями введения карантина, закрытия питейных заведений, ограничений количества участников собраний, установления карантина в школах… Другие же газеты высмеивают «паникёров», обвиняют врачей и провинциальные власти в распространении паники, приводят цифры, согласно которым от простого гриппа болеет гораздо больше людей, чем заболело от оспы.

И действительно, счёт больных идёт на десятки по всей провинции, ежедневно всего лишь 1-2 человека становятся жертвами оспы, а к лету заболевших становится и того меньше. Все успокаиваются.

И тут начинается. В первые дни сентября болезнь вспыхивает с новой силой и обрушивается на Квебек всей силой. Только в Монреале заболевает ежедневно от 30 до 50 человек (население города и окрестностей не превышает и 100 тысяч жителей). Каждый день в провинции заболевают не менее 100 человек.

Власти провинции заявляют о необходимости всеобщей вакцинации, а городские власти Монреаля принимают решение о всеобщей принудительно вакцинации поголовно всех жителей города!

На следующий день после соответствующего декрета, англоязычные газеты Квебека публикуют статьи, в которых вся вина за пандемию возлагается на франкоязычных квебекцев — мол, оспу распространяют неряшливые, неопрятные франкофоны, в квартирах которых непролазная грязь.

Одновременно, англоязычное сообщество направляет в помощь городским властям добровольцев, которые будут следить за порядком и помогать в проведении кампании вакцинации. Франкоязычные монреальцы воспринимают эти действия как попытку властей уморить франкофонов, вводя им непонятные препараты, которые, несомненно, приведут человека к гибели, а, в лучшем случае, к бесплодию. Вот и решена проблема с франкоязычными канадцами!

Народ с готовностью подхватывает слухи, верит им без сомнений. 28 и 29 сентября в Монреале вспыхивает бунт. Горят несколько офисов министерства здравоохранения, подожжены и сгорают склады лекарств, толпа грабит здания издательств англоязычных газет и направляется с факелами в районы в богатые районы. По пути избивают врачей и громят врачебные кабинеты. Всё это под лозунгами — «долой вакцинацию!». Предпринимается попытка поджечь дома бывшего и нынешнего мэров Монреаля.

Мэр Оноре Богран, в честь которого названа сегодня конечная станция зелёной линии монреальского метро, буквально бегом мчится в расположение монреальского гарнизона и требует вмешательства армии. Солдаты преграждают путь бунтовщикам, начинаются столкновения между военными и полицей, с одной стороны, и манифестантами с другой. Десятки человек ранено, в том числе начальник полиции Монреаля.

Мэрия издаёт срочный указ о запрете шествий и демонстраций и о введении комендантского часа. Запрещается появляться на улицах без масок. Но демонстрации продолжаются, и их участники на запреты внимания не обращают. В город входит армейская кавалерия, которую встречают градом камней. Начинается стрельба.

Первые беспорядки имели место уже 19 сентября, в день объявления обязательной вакцинации. Но разгар бунта приходится на 28-29 сентября, когда были сожжены бюро статистки городской службы здравоохранения и совершена попытка поджечь мэрию.

А между тем, болезнь свирепстствует. Каждый день в Монреале умирает от неё не менее 50 человек (по всей провинции до 100 человек).

Наконец, с помощью армии, порядок удалось восстановить. С 1 октября 1885 года закрываются на карантин все магазины, театры, рестораны. Вводится запрет на посещение парков и на скопление более трёх человек.

Начинается массовая вакцинация, причём больницы и участки, где она проводится, находятся под вооруженной охраной солдат и полиции. Что, впрочем, не всегда помогает — врачей, которые проводят вакцинацию, ловят на улицах и избивают в кровь, а людей, которые ходят по квартирам и проверяют, были ли их жители вакцинированы, обстреливают из ружей.

Мэр Богран обращается к епископу Фабру за помощью (несмотря на то, что мэр был известным антиклерикалом и выступал против «засилья Церкви». Имя епископа носит улица и одна из станций синей линии метро). Епископ снизосходит до просьб мэра и обращается к народу с призывом не мешать врачам. Более того, его святейшество сам вакцинируется, причём два раза, на разных участках в разных концах города!

Постепенно антипрививочная истерия сходит на нет. Но тут вдруг начинается вторая волна бунта! Оказывается, что часть вакцины заражена, люди заболевают, и власти вынуждены кампанию приостановить.

Как будто этого мало, во время очередной перестрелке между солдатами и отказниками, погибает ребёнок, которого солдаты пытались отвести на пункт прививок, но были обстреляны противниками вакцинации (обстоятельства этой трагедии разнятся в разных описаниях, но все сходятся в одном — речь о ребёнке, который был убит случайной пулей во время вооруженного столкновения с лицами, которые пытались его отбить у солдат, тащивших его на привику).

Мэра обвиняют в потворстве паникёрам, в заработке на производстве ненужной вакцины, в раздувании паники, в применении излишней силы по отношению к населению. Тысячи человек громгласно требуют его отставки.

Но к декабрю эпидемия стихает, а в феврале 1886 года проходят выборы, на которых мэр Оноре Богран побеждает с подавляющим преимуществом. Оказалось, крикуны-то кричать умеют, а большинство населения не так уж глупо…

Читаем и изучаем:

Читайте все статьи блога Меган Хорхенсен.

Карета для перевозки больных оспой в 1885 году. Каждая повозка охранялась нарядом полиции или солдатами. Фотография 1885 года.
Карета для перевозки больных оспой в 1885 году. Каждая повозка охранялась нарядом полиции или солдатами. Фотография 1885 года.

Читайте актуальные новости каждый день. Не пропустите главные события!

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей о Канаде, Квебеке и Монреале. Введите ваш адрес электронной почты в поле внизу.

3 комментария

  1. И чего такого? глупости это не эпидемия а грипп. Врут про болезни всё. никогда не болел и не собираюсь. оспы нету давно её и боятся не надо.

  2. Александр Николаев, Монреаль

    я сказал не аноним. Могу повторить не боюсь.И чего такого? глупости это не эпидемия а грипп. Врут про болезни всё. никогда не болел и не собираюсь. оспы нету давно её и боятся не надо.

  3. Ликвидация вспышки оспы в Москве в 1959—1960 году — беспрецедентная операция по оперативной локализации опасного инфекционного заболевания, завезённого в СССР одним человеком, в результате которой удалось предотвратить эпидемию в стране и её распространение за пределы СССР, а также провести массовую вакцинацию москвичей и жителей Подмосковья. Из Википедии.

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal