Новости Авторы Виктория Христова Чтиво выходного дня: Настоящий Д’Артаньян, мушкетёр, прототип героя Дюма – реальная личность!

Кадр из кинофильма

Чтиво выходного дня: Настоящий Д’Артаньян, мушкетёр, прототип героя Дюма – реальная личность!

Итак, д’Артаньян,  отроду  Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, родился  в 1613 году в провинции Гасконь, не очень далеко от Тулузы.  Это Дюма  перенес его  на 20 лет назад, чтобы реализовать идею с алмазными подвесками.

Итак, д’Артаньян,  отроду  Шарль Ожье де Батц де Кастельмор, родился  в 1613 году в провинции Гасконь, не очень далеко от Тулузы.  Это Дюма  перенес его  на 20 лет назад, чтобы реализовать идею с алмазными подвесками. На самом деле, д’Артаньян,  реальная личность, служившая верой и правдой кардиналу Мазарини и королю Людовику XIV. Фамилия Д’Артаньян Шарлю Ожье досталось по линии матери, Франсуазы де Монтескью Д’Артаньян, которая происходила из графского рода де Монтескье. После смерти отца гасконцу досталось более чем скромное состояние в три аркебузы, семь мушкетов и две шпаги. Среди завещанного значились также 6 кусков сала и 12 засоленных гусей. Но это, если верить Дюма. Вот с таким наследством юноша отправился завоевывать Париж. Ах, да! У него ещё была рыжая кобылица!!!! На самом деле, реальный д’Артаньян, вряд ли имел больше.

Поместье Кастельмор больше напоминало сельский дом, чем замок, так что покинул свой родной дом настоящий д’Артаньян без сожаления. В Лупьяке, городке, расположеном неподалеку от поместья  Кастельмор, работает Музей д’Артаньяна. Старая часовня, переделанная под музей в 1998 году, раньше служила хосписом для паломников Пути Сен-Жак-де-Компостель. Его основателем считается дядя знаменитого мушкетера Бертран де Батц.  В музее можно увидеть редкие артефакты времен Людовика XIV и восковые фигуры гасконца и дворян той эпохи. Итак, родовое поместье настоящего д’Артаньяна, Кастельморский «замок», представляющий собой двухэтажное каменное строение, сохранился до сих пор и находится на границе графств Арманьяк и Фезенсак в депертаменте Жер, части исторической области Гасконь.

Приехав в Париж в 1632 году, Шарль поступил в роту королевских мушкетёров, благодаря покровительству друга семьи — капитана-лейтенанта роты господина де Тревиля (Жан-Арман дю Пейре, граф Труавиль), также гасконца. Да, блат- дело нужное. Будучи мушкетёром, д’Артаньян сумел снискать покровительство влиятельного кардинала Мазарини, главного министра Франции с 1643 года и любовника Анны Австрийской. Д’Артаньян сделал карьеру в качестве курьера кардинала Мазарини в годы после первой Фронды. Его смелость и преданность были по заслугам оценены. И кардинал и Людовик XIV поручали ему много тайных и щекотливых дел, которые требовали полной свободы действий.

Он следовал за Мазарини во время его изгнания в 1651 году в связи с враждебностью аристократии. Такое не забывают.  В 1652 году д’Артаньян был повышен в чине до лейтенанта французской гвардии, потом до капитана в 1655 году. В 1658 году он стал вторым лейтенантом (то есть заместителем фактического командира в воссозданной роте королевских мушкетёров. Это было реальное продвижение по службе, поскольку мушкетёры были намного более престижными, чем Французская гвардия. Фактически он принял на себя командование ротой мушкетеров, как известный нам, де Тревиль (при номинальном командовании ею герцога Неверского, племянника Мазарини, и ещё более номинальном командовании короля. Д’Артаньян (настоящий) прославился также своей ролью в аресте Николя Фуке.

Фуке, удивительная, мощная личность,  был генеральным контролёром (министром) финансов Людовика XIV и стремился занять место Мазарини в качестве советника короля. Считается, что толчком к этому аресту послужил грандиозный приём, устроенный Фуке в своём замке Во-ле-Виконт в связи с окончанием его постройки (1661). Роскошь этого приема шокировала!!!! Фейерверки, театрализованные представления. Знаменитые музыканты, художники. Гостей развлекали  поэты Мольер и  Лафотен, собственной персоной! Дворец утопал в роскоши: стены и потолки были расписаны известными художниками, гобелены во всю высоту. Произведения искусств теоретически принадлежали Франции, но , почему-то, украшали замок Фуке. Вся посуда была из золота. Великолепный парк освежался фонтанами, а по каналами скользили позолоченные гондолы.

Надо понимать, что в это время Версаля еще не было! Король жил в старом, обветшалом замке Фонтенбло, предпочитая его такому же старому и обветшалому Лувру, в котором он не чувствовал себя в безопасности. Новенький, по последнему писку моды, роскошный замок Во-ле-Виконт, с огромным парком, поражающим своим великолепием, вызвал жгучую зависть у молодого короля. Но наглость Фуке на этом не ограничилась. Он посмел разместить на своем гербе девиз: «Чего я только не достигну». Увидев её, Людовик был взбешён!!!!
Но настоящая причина, всё-таки, не только в этом.  На самом деле, Мазарини, перед смертью, посоветовал королю избавиться от зарвавшегося Фуке, разорявшего казну с, не знающей предела, наглостью и ненасытностью.

Фуке посылал молодому королю финансовые отчеты, где он бессовестно подтасовывал цифры, даже не догадываясь, что король с Кольбером тщательно проверяют его отчеты. Казнокрадство было очевидным. Но, поскольку Фуке обладал огромной властью, коррумпировав даже прокуратуру, подвергать его суду не было никакого смысла. Кроме того,  опасаясь ареста, Фуке готовился к вооруженному сопротивлению самому королю! И король решил действовать другим способом.

В общем, в 1667 году д’Артаньян был повышен в чине до капитан-лейтенанта мушкетёров, фактически командира первой роты, поскольку номинальным капитаном был король. Под его руководством рота стала образцовой воинской частью, в которой стремились приобрести военный опыт многие молодые дворяне не только Франции, но и из-за рубежа. Другим назначением д’Артаньяна была должность губернатора Лилля, которая была выиграна в сражении в 1667 году. В чине губернатора Д’Артаньяну не удалось обрести популярности, поэтому он стремился вернуться в армию. Ему это удалось, когда Людовик XIV воевал с Голландской республикой в Франко-голландской войне. В 1672 он получил звание «полевого маршала» (генерал-майора). Д’Артаньян был убит пулей в голову (по свидетельству лорда Алингтона) при осаде Маастрихта (в Голландии) 25 июня 1673 года, в ходе ожесточённого боя за одно из укреплений, в безрассудной атаке по открытой местности, организованной молодым герцогом Монмутом.

Гибель Д’Артаньяна была воспринята как большое горе при дворе и в армии, где его бесконечно уважали. Тронутый до глубины души,  Людовик XIV признал, что Франция потеряла прекрасного воина. По свидетельству д’Алиньи, король написал королеве: «Мадам, я потерял д’Артаньяна, которому в высшей степени доверял и который годился для любой службы». Маршал д’Эстрад, который много лет служил под командованием Д’Артаньяна, позже сказал: «Лучших французов трудно найти». Так что реальный д’Артаньян был ничуть не менее знаменит и любим, чем его книжный герой. После этого сражения, в присутствии Пьера и Жозефа де Монтескью д’Артаньян — двух его кузенов, тело капитана мушкетеров д’Артаньяна было погребено у подножия стен Маастрихта. Долгое время точное место захоронения было неизвестно, однако французский историк Одиль Борда (Odile Bordaz), проанализировав информацию из исторических хроник, заявляет, что известный мушкетер похоронен в небольшой церкви Святых Петра и Павла на окраине голландского города Маастрихт (сейчас городской район Вольдер).

Читайте актуальные новости каждый день. Не пропустите главные события!

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей о Канаде, Квебеке и Монреале. Введите ваш адрес электронной почты в поле внизу.

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal