Новости Блоги Блог Виктории Христовой Преданный певец Кавказа… Михаил Юрьевич Лермонтов

Преданный певец Кавказа… Михаил Юрьевич Лермонтов

  Наверное, при слове «Кавказ» в русской классике можно провести немного ассоциаций. Грибоедов, Гумилев, немного Пушкин и Есенин, Лермонтов… Вот о последнем сегодня и пойдет речь. Время и место действия: начало XVII века, Московия. Из Литвы сюда прибывает Георг Лермонт, который называет себя Юрием Андреевичем. Государь Михаил Фёдорович жалует молодому человеку пару деревень, записывает его на службу. Так потомок старинного шотландского рода становится зачинателем русской дворянской ветви Лермонтовых. А через восемь-девять поколений свет увидит и всем нам знакомый Михаил Юрьевич Лермонтов.

И прежде всего – о нем самом. Будущий поэт родился с целым букетом наследственных и приобретенных болезней, в чеастности золотухой и рахитизмом. Его дед покончил жизнь самоубийством посредством отравления, а мать передала сыну необычайную нервозность. Отец был неплохим человеком, но отнятая семья и прежде всего ребенок сделали его вспыльчивым самодуром, кутящим до одури. Уже в раннем детстве Лермонтов демонстрировал шизофреничность своей натуры: жестокость удивительным образом сочеталась в нем с чрезвычайной добротой и обостренным чувством справедливости. Он испытывал страсть к разрушению, был крайне раздражителен, капризен и упрям. Но влюбленная бабушка не замечала этих пороков в обожаемом чаде. Мысль о самоубийстве посещала его с ранних лет. Замкнутость, необщительность, а главное пренебрежение к людям отталкивало от него окружающих. Еще одним фактором, который повлиял на замкнутость поэта, была его некрасивость, которая почти исчезла с возрастом, но оставила неизгладимый отпечаток в душе. Лермонтов был крайне влюбчив, однако женщинам подобные типажи – злые и надменные – просто не могли нравиться. Ну, а вам бы понравился такой фрукт? Вряд ли, правда! Это чрезвычайно оскорбляло самолюбие поэта. Единственное, что он любил без остатка – был Кавказ.

«Как сладкую песню отчизны моей, люблю я Кавказ», — писал юный Лермонтов в 1830 году. Неслучайно в отечественном литературоведении за Лермонтовым закрепился эпитет «певец Кавказа» — ведь именно с этими местами связана значительная часть жизни поэта. И об этом крае написано столько стихотворений и рассказов. А с чего началась такая любовь?

В 1825 году бабушка отправила десятилетнего Мишеля, худого и болезненного мальчика, воспитанием которого она, собственно, и занималась, поправлять здоровье на воды, на Кавказ. Мишель влюбляется в сверстницу. В его сердце проснется новое и удивительное чувство, которое он сохранит на всю жизнь. Демоническое очарование Кавказа навсегда меняет Лермонтова. Он готов всю жизнь созерцать красоту природы, без сожалений променяв ее на «очарование» высшего общества. Кавказ позднее обновит давние задумки поэта – он напишет «Демона», историю одиночества в толпе. Возможно, историю о самом себе…И с тех пор, по признанию самого поэта, горы Кавказа стали для него «священны». Любовь творит порой с нами удивительные вещи…

Но что касается поэтического дара, он в Лермонтове открылся очень рано и неожиданно. Вундеркинд Мишель Лермонтов в 16 лет записал стихотворение «Предсказание», в котором, обрисовал события Октябрьской революции 1917 года и последовавшие за ней беспощадные деяния нового строя. В строках этого произведения не сложно угадать печальную участь последнего российского императора Николая II, гонения на бывших дворян, гражданскую войну, охватившее страну беззаконие, эпидемии, пожары и голод.
«Настанет год, России черный год,
Когда царей корона упадет;
Забудет чернь к ним прежнюю любовь,
И пища многих будет смерть и кровь;»
Ну, как вам? Не самое известное стихотворение, конечно. Но как по мне – мощное и пророческое. Думала ли так его бабушка? Или это для нее было очередной шалостью любимца?

Думаю, самое время уделить наше внимание бабушке поэта – человеку важному в его судьбе. Елизавета Алексеевна Арсеньева, в девичестве Столыпина, направила на внука всю нерастраченную любовь, которую она питала к своей скоропостижно скончавшейся дочери. Другими словами, она просто утопила внука в своем всепоглощающем чувстве. К добру ли была такая любовь? А вот это вряд ли… По ее словам, она не жалела на мальчика четырех тысяч в год на обучение разным языкам. По настоянию этой же категоричной и властной бабушки новорожденный получил в честь деда имя Михаил, а не Петр, как хотел его счастливый родитель. Родитель, которого, кстати, Лермонтов обожал, и которого ему обожать не давали. И такое бывает в семьях, где есть не в меру любвеобильные бабушки… Она объявила Мишеля единственным наследником своего состояния в обмен на фактический отказ зятя от воспитания сына. Именно бабушка пыталась всякий раз смягчить участь внука после его очередной шалости. Ему все сходило за шалость. Отсюда ли этот эгоизм? Благодаря стараниям все той же Елизаветы Алексеевны, Лермонтов не попадает в 1837 году на каторгу за стихотворение «Смерть поэта», которое он посвятил Пушкину. Просить о помиловании внука она будет вплоть до смерти любимчика. Что мог чувствовать опекаемый от чрезмерной заботы? Усталость? Раздражение? Собственную несостоятельность? Вопросы, на которые сложно ответить однозначно – Лермонтов уважал бабушку и ценил сделанное ею, но смею предположить, что именно эта женщина стала одним из главных «демонов», повлиявших на характер и судьбу Лермонтова. А демоны, как известно, уничтожают все то, к чему прикасаются…

Она ведь по сути отняла у сна отца, практически запретив им видеться. Бабушка обещала, что отец и сын будут встречаться, однако, ненависть к зятю, которого она винила в смерти дочери, оказалась сильнее – практически каждая попытка встретиться с отцом заканчивалась нулевым результатом. Отец запомнился Мише гордецом и независимым красавцем, но спустя годы перед поэтом предстанет практически опустившийся человек – больной и сломленный жизнью. Однако именно отец, как никто другой, поймет сына, увидит его талант и завещает «любезнейшему сыну» не пренебрегать способностями и страшиться «употребить оные на что-то вредное и бесполезное». На глазах юноши будут разворачиваться нелицеприятные сцены выяснения отношения между претендентами на его душу  – бабушка и отец сойдутся в битве за него, любящего их обоих и ставшего их разменной монетой! Как же жестока порой бывает любовь, в которой вверх берут личные амбиции… Да и любовь ли это…  Но вернемся к чему-то более приятному. Например, к Кавказу. Уж его-то Лермонтов любил по-настоящему.

  В другой раз, там, на Кавказе Лермонтов оказался в 1837 году уже как ссыльный: за скандал вокруг стихотворения «Смерть поэта», посвященного гибели Пушкина, его перевели в драгунский полк, который действовал на Кавказе. Прослужил он там недолго и стараниями той самой практически всесильной бабушки был переведён. Однако, это время не прошло для него даром. Любуясь природой Кавказа, знакомясь с его бытом и историей, познавая и впечатляясь культурой этого края, Лермонтов открыл для себя все то, что выгодно выделяет Кавказ и поныне – каую-то глубину и мудрость. Все то, с чем в сравнение не шла никакая светская столичная жизнь. Она стала поэту противна и отдавала пустотой и глупостью.

Именно в тот период из-под пера поэта выходят такие его произведения, как «Ашик Кериб», «Дары Терека», начинается написание поэмы «Мцыри» и вовсю кипит работа над очень известным «Демоном». Тогда же в голове поэта зарождается замысел романа «Герой нашего времени». Однако мятежная натура юноши опять навлекла на него немилость властей: в 1840 году за дуэль его вновь отправили в ссылку на Кавказ. На этот раз положение Лермонтова усугублялось личным указанием императора максимально задействовать его в военных операциях. Впрочем, поэт успел сразу отличиться: так, он был участником жестокого сражения на реке Валерик и, по выражению генерала Галафеева, исполнял долг свой с «мужеством и хладнокровием». Именно эту битву Лермонтов запечатлел в своей поэме «Валерик» и нескольких графических набросках. Горяч был наш поэт, очень горяч!

Да и соратник поэта, Константин Христофорович Мамацев также отмечал его удивительное бесстрашие и отчаянную храбрость в бою! Да, наверное, горячноть была присуща Лермонтову не только в военных действиях. Судя по всему, это качество было неотъемлемой чертой его характера. А что касается самой личности поэта, то его музеи есть и в Тамани, и в Пятигорске, и в Чечне — в селе Парабоч, бывшем имении помещика Хастатова – родственника Михаила Лермонтова, где поэт часто гостил и знакомился с бытом местных жителей. В Чечне даже есть селение Лермонтов-Юрт, неподалёку от легендарного села Валерик, а в Грозном русский драматический театр носит имя поэта. Существует легенда, согласно которой знаменитый мятежный имам Шамиль, с отрядами которого в своё время сражался Лермонтов, услыхав одно из стихотворений поэта, а именно «Выхожу один я на дорогу», назвал его автора пророком и спросил у соратников – жив ли тот. Когда ему ответили, что автор – русский офицер, и что он погиб, но не в бою, а от рук соотечественника, Шамиль сказал: «Богата страна, убивающая таких сыновей».

1840 год в творческой биографии Михаила Юрьевича Лермонтова ознаменовался выходом единственного прижизненного стихотворного сборника, а также романа «Герой нашего времени».

А вот поэму «Демон» так и не напечатали при жизни поэта. Впервые на русском языке он был опубликован в 1856 году тиражом 28 экземпляров. Издание получили члены царской семьи и люди, занимавшие высокие посты. В 1960 году, условно говоря – в наше время —  поэма печатается, но с существенными цензурными коррективами. Бедолаги-цензоры места себе не находили: за границей поэма издается, автор классиком признан, а на родине «Демона» публиковать как-то духу не хватает. И вообще, вопрошали они, «на что это деревенскому мальчику, школяру или простолюдину знать «Демона»? Действительно, зачем, а?

Но, так сложилась жизнь, что именно на Кавказе, в Пятигорске, жизнь Лермонтова трагически оборвалась — на дуэли, в 1841 году. Было поэту всего 26 лет. Но, я думаю, что Дермонтову такой финальный аккорд был бы по душе. Ведь он не мыслил себя без этого края. Кстати, незадолго до гибели в небольшом очерке «Кавказец» он изобразил некий обобщённый психологический портрет офицера-кавказца на русской службе. Среди прочих любопытных черт, Лермонтов выделяет и такие: «Чуждый утонченностей светской и городской жизни, он полюбил жизнь простую и дикую; не зная истории России и европейской политики, он пристрастился к поэтическим преданиям народа воинственного». Говоря о его отношением с властью, а точнее с царем Николаем, всеми цитируется одна фраза последнего, произнесенная им на известие о гибели Лермонтова: «Собаке – собачья смерть». Версий причин дуэли достаточное количество. Большинство склоняется к мнению, что истинная причина скрывается в обиде Мартынова на очередные остроты Лермонтова, пущенные в адрес то ли самого Мартынова, то ли в адрес одной из его сестер. А делал это поэт регулярно, не раз доводя Мартынова до бешенства. Другая часть исследователей говорит о том, что это была не дуэль, а заказное убийство, в результате которого необходимо было ликвидировать неудобного человека. Лично я сомневаюсь, что порядочный и знатный человек, коим был Мартынов, мог просто стать разменной игрушкой и киллером того времени. Не верится как-то. Третьи же вовсе заявляют, что дуэль была шуткой, и ее участники должны были стреляться понарошку. Тогда почему же Мартынов не промазал, а попал аккурат в цель? Понарошку не получается, друзья мои… Понарошку Пушкин клюквой стрелялся. А тут все было жестко и серьезно, как видится мне.

В полдневный жар в долине Дагестана
С свинцом в груди лежал недвижим я;
Глубокая еще дымилась рана,
По капле кровь сочилася моя…

Так напишет о себе поэт. Так, в общем, и случилось… Но в отличие от Пушкина, как-то не получается назвать Лермонтова «невольником чести»… Он – классик, его произведения читают, любят, экранизируют… А что там было в его душе – нам неведомо, не нам и судить… «Герой нашего времени» и «Маскарад», «Мцыри» и «Демон», «Кавказский пленник» и «Княгиня Лиговская» давно уже являются классикой и гордостью русской литературы. И в этом весь поэт и творец – в своих детищах – произведениях. Мне лично очень нравится его «Бородино» — легкое, красивое, патриотичное, певучее.

И наше дело – читать и перечитывать классику, любить свое наследие и хоть немного знать о тех, кто составляет духовную копилку Великой России. Я думаю, Лермонтов, при всей своей взбалмошности, все же является ее частью…

Но смоем ли мы всей своею кровью
Поэта праведную кровь?

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal