Общество Здоровье, медицина COVID-19 Почему на карантине просыпаются расстройства пищевого поведения

Почему на карантине просыпаются расстройства пищевого поведения

Морган Рубетти | Le Figaro.

«Оставаясь в одиночестве или в кругу семьи, под осуждающим взглядами близких, жертвы расстройств пищевого поведения «день за днем» пытаются преодолеть это испытание», — пишет Le Figaro.

«Проблема карантина состоит в том, что вы не можете представить будущее», — говорит 19-летняя бретонка и бывшая студентка-медик Эмелин, которая в течение полугода страдает от анорексии и булимии. У нее чередуются периоды чистой анорексии, в течение которой она ест мало, и булимии, которую она затем компенсирует рвотой или чрезмерными занятиями спортом.

«(…) Манон тоже с трудом преодолевает период карантина. Несмотря на несколько месяцев терапии, 23-летней студентке из Бастии в настоящий момент не удается остановить свои позывы, — говорится в статье. «В начале карантина у меня не было приступов в течение нескольких дней… а потом я не выдержала. Сейчас я выхожу из десяти дней булимии», — сообщает она.

«(…) Орана, лицеистка из Эпинале, в Вогезах, страдает от анорексии в течение 3 лет, ей трудно выносить поведение своих родителей. «Они часто делятся со мной своими соображениями, вроде того, что «будь осторожна, ты ешь недостаточно». Это тяжело, — вздыхает молодая девушка.- Я часто ем в одиночестве, потому что не люблю видеть, как они заглядывают в мою тарелку».

«Условия карантина меняют отношения между людьми, но они также увеличивают «семейные взаимодействия и, следовательно, риск возникновения напряженности, особенно в периоды приема пищи», — объясняет Корин Бланше, практикующий врач в больнице Maisonde Solenne-Cochin-APHP.

«Такой психологический стресс способен вновь обострить анорексию или булимию. Тем более, что темп жизни на карантине очень отличается от обычного и его ограничения замедляют гиперактивность некоторых пациентов, — отмечает издание. «Обычно я очень организованная: я иду на работу, в полдень иду в спортзал, затем делаю пробежку или иду в бассейн в конце дня. На карантине я поздно ложусь и встаю поздно», — вздыхает Манон.

«(…) Многие семьи запаслись провизией, и булимикам приходится справляться со своим расстройством при наличии такого запаса. Если они едят больше, их больше рвет. И они могут переходить от 1-2 приступов в день к 5-10 «, — дополняет Коринн Бланше.

«Есть также те, кто проводит карантин в одиночестве и кто сталкивается не со своей семьей, а со своим собственным взглядом. Людовику 23 года, он страдает от гиперфагии (форма булимии без компенсаторного поведения). Имея избыточный вес с подросткового возраста и испытывая насмешки, молодой человек «очень быстро понял, что [он должен быть] стройнее». Эту цель трудно достичь, поскольку у него «никогда не было здоровых отношений с едой», и ему было сложно обсуждать эту тему с родителями, потому что те сами страдали ожирением», — передает автор статьи.

«Теперь Людовик устроился на работу и живет отдельно от родителей. «Я привык к тому, что дома мы ели в определенное время. Здесь я с большей легкостью позволил гиперфагии овладеть мной», — признается он. Заходы в расположенный на углу минимаркет участились: «Подобно алкоголику, рыщущему в поисках своей ежедневной бутылки, я иду и покупаю еду в больших количествах».

«К этому следует добавить потерю социальных связей, разрушенных карантином, а отсюда и чувство одиночества, — говорится в статье. «Большинство пациентов с РПП уже и так находятся в социальной изоляции», — объясняет практикующий больничный врач Корин Бланше.

«(…) Утрата контроля, рецидивы, изоляция… В нынешних условиях звонки на номер, позволяющий прослушать информацию об анорексии и булимии, увеличились на 20-30%. В среднем, за полдня поступает от 4 до 5 звонков. Чтобы приспособиться к обстоятельствам, работа горячих линий была продлена на три часа, — отмечает издание. «Обычно две трети запросов поступают от обеспокоенных семей, которые часто живут в регионах, где мало предложений медицинских услуг», — подчеркивает Корин Бланше. Но с самого начала карантина большинство телефонных звонков исходили непосредственно от пациентов. «Чаще это люди, которые живут одни», — говорит практикующий врач. Типология разговоров, которые длятся в два раза дольше обычного, также изменилась: «Запросы на рекомендации уступили место острой необходимости просто быть выслушанными».

«Это подтверждает Даниэль Кастеллотти, президент Национальной федерации ассоциаций, связанных с расстройствами пищевого поведения (FNATCA). «Находясь на карантине, страдающие расстройствами люди понимают, что не могут справиться сами, в частности потому, что их нужно было бы госпитализировать, а это невозможно сделать из-за коронавируса», — добавляет она. С появлением пандемии страх заболеть лишь усиливается. Люди, страдающие от РПП, относятся к группе риска, потому что «их иммунитет нарушен», — считает Корин Бланше.

«(…) Людовик обратился за помощью к врачу, который посоветовал ему лечь в отделение больницы, где лечат ожирение, — пишет Le Figaro. «Там есть госпитализация в дневной стационар и консультации с несколькими специалистами», — говорит он. Но это очень долгий процесс: он подал документы в августе, первый прием ему назначили на 3 апреля. Но последующее врачебное наблюдение, разумеется, отменили из-за эпидемии. Для молодого человека это стало сильным ударом: «Ты только берешься за дело, обеспечиваешь себе средства для достижения успеха, и все проваливается. Это обескураживает».

Источник: Le Figaro
Наши партнеры Inopressa.ru
Читайте нас и подписывайтесь на нашу ежедневную рассылку
Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal