Новости Блоги Блог Эвелины Азаевой Эвелина Азаева. «Cловарь иммигранта». Буква «Н». Ностальгия.

Эвелина Азаева. «Cловарь иммигранта». Буква «Н». Ностальгия.

Меня каждый раз ставит в тупик вопрос о ностальгии, есть ли она у меня. Сказать «нет» неудобно, но какая на самом деле может быть ностальгия, когда я в любой момент могу купить билет в Россию и уехать — хоть на время, хоть навсегда? Какая ностальгия, когда мы ежедневно общаемся с родней и друзьями по телефону, скайпу, what’s up и в соцсетях, когда мы через соцсети видим все что на Родине происходит и даже участвуем в событиях?

Мир стал другим. До Родины стало – подать рукой.

Совсем иначе жили эмигранты первой волны, бежавшие от революции. Вот это было подлинное несчастье, трагедия. Невозможно без слез читать стихи белых офицеров. Там беспредельная преданность России, оплакивание ее гибели, тоска от невозможности увидеть ее…

Но что я должна сказать… За двадцать лет жизни в Канаде я убедилась, что русские – не меняются. Нет, они что-то перенимают в Канаде, какие-то привычки, взгляды, черты, они со временем начинают отличаться от россиян. Но. Главное остается при них. Русские (я говорю о славянах) продолжают в подавляющей своей массе оставаться русскими по своему менталитету, по любви к Родине, по преданности ей. Они живут, завернув голову в ту сторону, не забывая о России, переживая за нее, поддерживая ее.

Нам пришлось куда легче, чем первой волне эмиграции, несравнимо легче. Мы приехали в «готовые» русскоязычные общины, и, не зная языка, первое время могли работать «у своих». У нас было российское ТВ, газеты на русском, и, самое главное, у многих была российская паспортина в кармане. Однако все равно и нам пришлось многого хлебнуть… И вот первые двадцать лет (после 90-х), когда в Канаду хлынула волна именно русских, славян из республик СССР и криминальной ельцинской России, мы выживали и вставали на ноги. Нам было не до ностальгии и не до участия в общественной жизни.

Но страна жила в душе всегда. Помню, мне один читатель сказал: «Вот этот огонек, который горит у вас в газете, пусть он не затухает, хорошо?» Естественно, отвечаю. Эту песню не задушишь, не убьешь.
Так вот, через двадцать примерно лет, когда уже не надо было бороться за кусок хлеба, выучен английский, давно получены водительские права и мы все-таки немного разогнули спины, стабилизировались, началось…

Вначале была Олимпиада. Которая осчастливила. Которая показала, что Родина расцвела. Что уже сильна и богата – вон какие пиры духа устраивает. Я помню в каком мы все были упоении – я и мои друзья, и читатели. Многочисленные русские иммигранты 90-х годов. Как мы рукоплескали, как мы все понакупили олимпийских курток и штанов. Олимпиада стала первым толчком к национальной гордости после ужасных 90-х, когда наш народ был унижен и подавлен. И вот мы снова увидели свою восставшую из пепла птицу Феникс…

И потом враз наступил февраль 2014 года. И канадские русскоязычные общины увидели целое русское движение. Я не буду давать ему оценок, так как не хочу навлекать на газету споры и звонки противоположной стороны. Но все знают, что оно есть. Оно шагает строем в Бессмертных полках, оно собирало помощь донбасским больницам и детским домам.

Это данность, факт.

И он показывает истинное отношение волны 90-х годов – русской, славянской, преимущественно состоящей не из «беженцев», а из специалистов, к своему Отечеству.

Потому какая ностальгия, если твое сердце на всю жизнь расписано под Гжель?

Ты духовно и не убывал никуда. Можно вывезти человека из России, но нельзя вывезти Россию из человека. Мы прошиты ею вдоль и поперек. Причем, совершенно не имеет значения откуда ты прибыл – из Прибалтики, или из Казахстана. Если ты русский, то лицо твое все равно все время повернуто в сторону Москвы. Забавно, но и в израильских русскоязычных группах я вижу бесконечное обсуждение российских реалий. Не та это страна, Россия, чтобы ее забыть, выехав.

Так вот, мы постоянно оглядываемся на свою снежную Родину. И это неспроста. Русские – имперский народ.

Не эмигранты по своей сути, по своему характеру. Ведь никогда мы не ездили (исключая творческую элиту).

Всегда жили на своей земле. Просторной. Которую ни пяди никому… Поэтому эмиграция для русского – нонсенс, потрясение основ. Неестественное состояние.

Была я как-то в одной церкви около Торонто. Пили чай после службы. И один мужчина сказал: «Когда мы вернемся домой…». Его жена нервно перебила: «С чего вдруг мы вернемся?» И все замолчали. И летал тихий ангел.

Мне показалось, все думали об одном и том же: «Ну, не может же быть, что это навсегда?»

Значит ли, что людям плохо в Канаде? Нет. Многим хорошо. Но тем не менее, процесс начался. Люди возвращаются, рапортуют как устроились (хорошо), другие просто покупают квартиры в России, ибо они сейчас там очень дешевы на канадские деньги, и начинают жить на две страны.

Так вот, плохо ли им в Канаде? Кому-то да, кому-то нет, очень хорошо. Но русский народ все же имперский. А империя – это проживание на своей территории, и ощущение себя хозяином. Не приживалой. Не человеком второго сорта, не дворником с акцентом. А ведь многие наши и через 20-30 лет жизни в Канаде имеют акцент (я в том числе), и стесняются его. А он никуда не уйдет. Да и как-то стремно его прогонять, будто ты старательно вымарываешь из своего паспорта слово «русский».

Я вот со своим не борюсь.

Канаде за все спасибо. За комфорт, безопасность, кому-то она спасла жизнь – тем, кто в девяностые уезжал от рэкета, от беззарплатности, от войны в Чечне. И то, что русские здесь любят свою Родину, на мой взгляд, не наносит Канаде абсолютно никакого вреда. Наши эмигранты, в отличие от российкой пятой колонны, не вредят стране проживания. Однако поколения «хозяев» не выкинешь из своей крови. Мы не привыкли быть вторыми-третьими голосами. Я бы сказала, эмиграция русским просто не идет. У них нет для нее природных качеств, которые обычно воспитываются у народов, привыкших к переездам. Русские неповоротливы в эмиграции, они несут в себе совершенно иные ценности, с которыми не готовы расстаться. И эти ценности мешают их адаптации в новой стране. Люди приспосабливаются, но есть разница – сидеть развалясь в мягком кресле или присесть на краешек жесткого стула.

Эти мои рассуждения родились, разумеется, не только из моего опыта. Я все 20 лет жизни в Канаде выслушиваю исповеди читателей. И особенно много исповедей, слез было в 2014-16 годах.

Тогда русские общины просто взорвало. Все, что было под спудом, вышло наружу. Все наши шествия – это ведь демонстрация русскости и убежденности в СВОЕЙ правоте.

Одна моя знакомая, красивая женщина лет под 50, переболела раком, и прямо перед парадом Бессмертного полка врачи сказали ей, что, может быть, он вернулся, пока по анализам непонятно. Любой человек в такие дни, когда решается вопрос жить ему или не жить, закрылся бы от всех и горевал, и ждал бы результатов. Но она предводительствовала парадом. Она пришла радостная, счастливая, с горящими глазами, с огромной лентой, которую они с мужем шили всю ночь. Она сияла. И я смотрела на нее во все глаза и душа моя обливалась слезами счастья, что у нас такой народ. Я увидела своими глазами какими были бойцы и партизаны в Великую Отечественную, какая в нас сила духа.

Я нами горжусь. Я нас люблю. И у меня нет никакой ностальгии, потому что я до Родины дотрагиваюсь рукой при каждой встрече со своими многочисленными единомышленниками.

Эвелина АЗАЕВА

yrpublishing@gmail.com

Fb: Evelina Azaeva

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal