Новости Блоги Блог Меган Хорхенсен 25 лет Референдуму по отделению Квебека от Канады

Собор Св. Жозефа. Религиозные моменты играют большую роль в жизни франкоязычных квебекцев. Фото Меган Хорхенсен.

25 лет Референдуму по отделению Квебека от Канады

Референдум по отделению Квебека от Канады 1995 года и сегодняшнее положение

25 лет назад состоялся референдум по отделению Квебека от Канады. Его уроки и сегодняшнее положение.

Тихо и незаметно подкралась очередная годовщина самого знаменитого референдума об отделении Квебека от Канады. 30 октября 2020 года исполняется ровно 25 лет с момента этого эпохального события, когда Квебек чуть не стал независимой страной.

Заметим, что любое изложение этих событий, из любых уст, в любом преломлении всегда будет субъективным и вызовет массу нареканий. Мол, и не так всё было, и не так всё было бы, если бы… и «а вот эти ваши обвинения очень даже обидны», и «за такие слова и ответить можно»… Но постараемся рассказать о референдуме, его последствиях и перспективах как можно яснее:

Углубляться в историю вопроса не будем. Заметим только, что требования независимости выдвигались и во время восстания Патриотов 1837 года, и в Парламенте, и различными здравомыслящими политическими партиями, и террористическими подпольными организацаями. Первый референдум по самоопределению Квебека был проведён в 1980 году, проигран сепаратистами, но все стороны извлекли уроки и все понимали, что это была лишь репетиция.

Второй референдум, на котором решался вопрос сувернитета Квебека, состоялся 30 октября 1995 года. За отделение проголосовали 49,42 процента граждан. Случилось чудо, и Квебек остался в составе Канады, хотя даже самые отъявленные федералисты в такой приятный для них результат не могли поверить.

Почему все или почти все были уверены в победе отделения? Да потому что Квебекская партия, стоявшая у власти, опиралась на ширукую поддержку населения — люди голосовали за её депутатов, поддерживали её экономическую политику, её требования к федеральному правительтсву, её языковую и национальную политику.

А почему проиграли? А потому, что в полной уверенности, что для победы хватит опоры на франкоязычное население, сторонники отделения вообще не обращали внимание на иноязычные слои — ни на англоязычных квебекцев, ни на иммигрантов. В то время, как их противники пугали массы надуманными ужасами о грядущих запретах разговаривать на родных языках в общественных местах, конфискации банковских счетов тех, кто не пройдёт экзамен на знание францзуского и т. д. Сторонники независимости (а ведь правительство состояло из них!), вообще не обращали внимания на такие ужастики, никак на выдумки не реагируя. И тем самым как бы признавая правдивость обвинений, мол, раз не опровергают, значит, что-то в этом есть. А на деле правительство было уверено в том, что голосов местных франкофонов для победы хватит.

Когда правительство Канады увидело, что сепаратисты вообще не обращают внимания на то, что творится вне франкофонного общества, то эксперты-федералисты злорадно потёрли руки.

Канадское правительство поступило элегантно — с помпой и рекламой ряд общеканадских заведений, традиционно располагавшихся в Квебеке, переехали в Онтарио (нет, нет, ничего не изменилось, просто официально было объявлено, что штаб-квартира такой-то федеральной организации теперь переехала в Торонто, а офис другой организации с сего дня будет располагаться в Оттаве). Рабочие места потеряны не были. Но пошли слухи (и уже совершенно логичные, в отличие от «конфискации денег у тех, кто по-французски не говорит»), что многие учреждения и компании покинут Квебек в случае объявления независимости. А это уже чревато ударом по карману труженика.

Золотые запасы федерального правительства, испокон веков хранившиеся в Монреале, были торжественно, средь белого дня, погружены на грузовики и отправлены в Оттаву. Официально никто не связывал событие с референдумом, но народ правильно всё понял. А квебекские власти всё ещё никак не реагировали — пустое всё это, всё равно победим.

Было объявлено (неофициально, устами журналистов), что после отделения закроется пара телеканалов (они финансировались федеральным правительством), а в те времена телевидение играло огромную роль. Народ опять задумался. Квебекская партия опять отмахнулась.

Федеральное правительство начало блестящую операцию — получение гражданства иммигрантами, живущими в Квебеке было резко облегчено. Все, кто получал гражданство в те времена (да и позднее, пока правила не изменили, приведя в соответствие с общеканадскими), прекрасно помнят, как быстро принимали документы и назначали экзамен, как легко было сдавать экзамен на гражданство и как документы, подтверждающие канадское гражанство, выдавались в день сдачи экзаменов — их печатали ДО сдачи экзаменов, и день принятия гражданства был в них указан днём сдачи экзаменов. Тогда как в остальных провинциях страны очереди на экзамен надо было ждать год, а после экзамена люди ждали месяцами приглашения на церемонию получения гражданства. Реакция правительства Квебека? Никакой реакции (хотя голоса раздавались с требованием дать право на участие в референедуме только тем, кто получил гражданство не раньше, чем год назад) — всё равно же победим.

Что получилось? В день референдума ликование сторонников отделения нарастало с каждым объявленным результатом из каждого города — в каждой деревне, в каждом городке, где люди никак не были связаны с федеральными структурами, с большим отрывом побеждали сторонники независимости. Дело застопорилось в традиционных англязычных районах (Восточные Кантоны, некоторые районы Центра Квебека), но голосование в этих районах никого не удивило — этого как раз ждали.

Одним словом, все графики, все цифры, все данные показывали, что Квебек станет незвависимым, за что проголосует примерно 55% человек. Но тут пошли результаты голосования по Монреалю — Кот-де-Неж, Сноудон, Нотр-Дам-де-Грас… И всё… Районы, заселённые иммигрантами, проголосовали чуть ли не 100% за Канаду. Судьба её висела на волоске, но иммигранты всё решили — чуть больше 50% голосов против отделения!

Той же ночью премьер-министр Квебек Жак Паризо, обращаясь к квебекцам, с горечью заявил, что в поражении сторонников независимости виноваты «этнические голоса». В принципе, он был прав, потому что огромное большинство нефранцузских квебекцов проголосовало за Канаду. Но заявление было сочтено неполиткорректным, к тому, Паризо, как лидер кампании, был обвинён в её провале, и тут же ушёл в отставку. На него и свалили вину за то, что никто на иммигрантов внимания не обращал в ходе кампании, никто не пытался найти пути протовостояния раздачи канадских паспартов направо и налево и демонстративного вывода учреждений из Квебека.

С тех пор, в течение всех 25 лет сторонники независимости постепенно теряют силу. Каждые несколько лет проводятся опросы общественного мнения, и каждый раз процент «отделенцев» падает. Сегодня, по разным данным, за независимость проголосовали бы 20-30% жителей Квебека. Как всегда, среди молодёжи процент выше. Левые партии (Солидарный Квебек, коммунисты) тоже за отсоединение, дабы вредные канадские капиталисты не могли продолжать угнетение рабочего класса. Но вряд ли кто-то сегодня всерьёз верит о возможности проведения референдума в ближайшие десятка два лет. Тут дело даже не в том, что с 1995 года много воды утекло, Квебек добился многочисленных уступок и прав. Но и в том, что когда сторонники незвавимости приходят к власти, даже если за них голосует большинство, то эти же избиратели становятся недовольны экономическим положение (люди всегда винят в этом власть), и проголосуют против отделения хотя бы потому, что за него ратует правительство. А если у власти стоят сторонники Федерации, то они и референдум объявлять не собираются.

Поэтому пока Канаде не стоит бояться очередного голосования по этому поводу. Если только всех не достанут окончательно антиковидные меры. Поживём — увидим.

Другие статьи по теме:

Октябрь в Квебеке
Читайте актуальные новости каждый день. Не пропустите главные события!

Подпишитесь на ежедневную рассылку новостей о Канаде, Квебеке и Монреале. Введите ваш адрес электронной почты в поле внизу.

Один комментарий

  1. Очень понравился анализ. Немногословный, откровенный, правдивый. Очевидно, что автору известны и франко- и англоязычные источники. Квебек упустил свой шанс, наверно, это и к лучшему, а то бы всё пришло бы в такой же упадок, в котором находится система здравоохранения и образования, на которые не распространяется федеральная власть.

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal