Отдых Это интересно. И всё-таки о любви, о романтике, о Анжелике.

Это интересно. И всё-таки о любви, о романтике, о Анжелике.

 Автор: Michael Gitelman

_____________________________________

– Жоффрей, – прошептала Анжелика и бросилась на кровать, зарываясь лицом в подушку, чтобы заглушить подступающие к горлу рыдания.

  Этого артиста звали Робер Оссейн. В конце 60-х начале 70-х годов прошлого века на мировые экраны вышел пятисерийный сериал французского режиссера Бернара Бордери о похождениях красавицы Анжелики, которую сыграла звезда Мишель Мерсье, а ее партнером стал Робер Оссейн, который блистательно воплотил героя картины графа Жофрей де Пейрака.

После премьеры «Анжелика — маркиза ангелов» доселе малоизвестный актер, стал суперзвездой. Оссейн стал сниматься у лучших режиссеров, а потом и сам начал делать постановки.

К сожалению, до сих пор в мире мало кто знает, что Робер по отцу является азербайджанцем. Сегодня Робер Оссейн знаменит, богат и счастлив. Он женат в четвертый раз, у него четыре взрослых сына.

Робер Оссейн (Robert Hossein) (род. 30 декабря 1927, Париж, Франция) — французский актёр театра и кино, режиссёр, продюсер из семьи российского происхождения, художественный руководитель театра «Мариньи» (Париж)

Робер Оссейн родился в Париже в музыкальной семье. Его отец, скрипач и композитор Андре Оссейн (рожд. Аминулла Гуссейнов, 1905—1983), азербайджанского (по отцу) и персидского (по матери) происхождения, был родом из Самарканда. Во время учёбы в Москве Гуссейнов принял православие и сменил имя на Андрей, а перед Первой мировой войной уехал в Германию, где продолжил обучение в Штутгартской и Берлинской консерваториях, приняв зороастризм. В Германии он встретил пианистку и комедийную театральную актрису Анну Миневскую, еврейского происхождения и родом из Киева, чья семья покинула Советский Союз после Октябрьской революции 1917 года. Вместе супруги поселились в Париже.

Благодаря матери Робер с детства хорошо говорил по-русски. С 15 лет занимался в студии при театре «Старая голубятня», потом закончил курсы Рене Симона, выступал на сцене. Особую популярность имел в «театре ужасов» — «Гран Гиньоль», где был постановщиком ряда спектаклей.

Его невозможно не любить. Любой фильм с его участие становился любимым шедевром, который можно пересматривать снова и снова. Он так сжывался с ролью, что оторваться от экрана невозможно.Изумительный артист! Я и сейчас часто пересматриваю фильмы с ним. Особенно люблю Анжелику.

И правда, он-безнадежный романтик… Фильм имел огромный успех. И вместо одной картины получилось целых пять! И началось безумие! В Париже после премьеры женщины усыпали розами весь кино­театр, итальянки кидались ко мне на улице, пытаясь поцеловать ботинки, более зрелые дамы рыдали у меня на груди…

Родители каждый раз выжидали время, когда надо было платить за мое образование, и тут же переводили меня в другой пансион. Первые годы жизни я не знал ни слова по-французски. До сих пор помню молитву, которую мама научила шептать меня на ночь.

Я становился на колени и произносил: «Отче наш…» Господи, я не забуду этого никогда… А позже она стала учить меня стихам. Спасибо моей маме, она старалась даже в совершенно скромных условиях создавать уют и ощущение комфорта… Пятнадцать лет мы жили на чердаке четырехэтажного дома в совершенно бедном районе Парижа.. Никаких удобств в комнате, где стояли две кровати и шкаф. Туалет — на втором этаже. Там же была уборная, где можно было помыться. На кухне мама сама готовила. Я до сих пор помню удивительный запах ее пожарских котлет и борща. Мы были страшно бедны. Я не знал, что такое подарки и игрушки. Когда в пансион другим детям родители приносили гостинцы, мне казалось, это потому, что они больны. А я — здоровый, крепкий, мне ничего не нужно. И никакой зависти или огорчения по поводу моего бедного существования у меня не возникало…

Так вот, когда я сказал родителям, что собираюсь стать актером, они были счастливы — в доме еще кто-то станет зарабатывать».

Его женой была совсем юная Марина Влади.

Вот как Робер описывает встречу:» «Я впервые увидел ее, когда ей было всего пятнадцать лет. Я был на десять лет старше. Марина тогда училась в балетной школе и была само очарование! Хрупкая, голубоглазая, веселая… Помню, я краснел, как мальчишка, при каждом ее появлении. Марина была дьявольски красива: блондинка, голубоглазая… И весьма острая на язычок. Вся моя комната была заклеена ее фотографиями. Я готов был на что угодно, лишь бы обратить на себя ее внимание. И тут мне как раз подвернулся прекрасный повод. Я начинал съемки своего первого фильма «Негодяи отправляются в ад» и предложил Марине главную роль.»

Конечно, она согласилась! Мы встретились на съемочной площадке, и началась наша любовь… Но жизнь наша не стала счастливой. Мы с Мариной расстались. Это было очень тяжелое, трудное и долгое расставание для нас двоих. Нельзя строить отношения, когда лишь один человек готов на все ради другого, а второй… Я искренне и беззаветно любил Марину. А что испытывала ко мне она, так и осталось для меня загадкой… Когда наши сыновья бывают в Париже, мы непременно все вместе встречаемся. У Марины тоже судьба сложилась непросто. После меня у нее был долгий роман с Владимиром Высоцким. Затем с профессором-онкологом Леоном Шварценбергом.

Марина Влади — дочь балерины Милицы Евгеньевны Энвальд и певца Владимира Полякова. Близость к семье Поляковых определила интерес к России и участие в 1956 в картине «Преступление и наказание» Жоржа Лампена, где он играл «французского Родиона Раскольникова» — Рене Брюнеля, а Влади — «французскую Соню Мармеладову» — Лили Марселен. Вместе они прожили с 1955 по1959 год, родились двое сыновей — Игорь (живёт на Гаити и выращивает жемчуг) и Пётр (гитарист и балалаечник, живёт на юге Франции).

Вот, что сказал великий артист о женщинах:
«Знаете, женщин, которые были близки вам по жизни, надо ценить и уважать несмотря ни на что!»

 

 

========================

Всем хорошего дня!


Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal