«Больно – и за Россию, и за русских по обе стороны границы»
Полная Электронная версия газеты Восток Запад
-1° C
Переменная Облачность
Переменная Облачность

«Больно – и за Россию, и за русских по обе стороны границы»

0

Родион Денисов

Эстонский публицист Родион Денисов о проповеди «Русского мира»

Может ли человек, живущий в силу разных обстоятельств за пределами Отечества, сказать, что не теряет с Россией связи – ни духовной, ни культурной, ни материальной, в конце концов? Можем ли все мы рассчитывать на действительное, а не декларативное существование «Русского мира»? Такого мира, где русские люди относятся к тебе и друг к другу по-братски, по-христиански? Чувствует ли человек эту любовь и поддержку или же сталкивается с чем-то противоположным, находясь вдалеке от «большой земли»? Останутся ли русские за границей русскими или же хотят во что бы то ни стало ассимилироваться, поддавшись даже не комплексу национальной неполноценности, который усиленно насаждается внутри такой-то страны, а разочарованию в помощи Отечества и унылой апатии? Об этих и о многих других вещах, грустных и внушающих надежду, мы беседуем с проживающим в Эстонии публицистом и издателем Родионом Денисовым.

– Родион, давайте определим сначала само понятие «Русский мир». Что это, на ваш взгляд?

– По мнению и восприятию многих западных деятелей и разделяющих их взгляды их коллег из Эстонии, понятие «Русский мир» вызывает, мягко говоря, раздражение. Это – результат той «мягкой силы», политику которой Запад всегда проводил сам, стараясь победить своего геополитического противника – Россию. Влияние на умы и сохранение либо расширение влияния определенных политических, экономических сил, которые особо громко заявили о себе в последнее время после «холодной войны». Как таковой, подобной политики у России до последних лет практически не существовало. Была коммунистическая доктрина СССР, которая подводилась под национальные взаимоотношения, почти всегда в ущерб интересам русского народа. И принятую программу «Русского мира», которая появилась не так давно, можно только приветствовать. Русские перестали стесняться быть русскими – вот, наверное, главное в идее «Русского мира»!

Давайте подумаем, как работают эти противоборствующие программы – «Русского мира» и Запада. Возьмем пример Эстонии. Людям надо объяснить, доказать, почему «Русский мир» привлекателен, почему части русского народа, удаленные от метрополии, должны чувствовать себя именно частью большого общего доброго целого. Следовательно, Россия как центр «Русского мира» должна быть чрезвычайно привлекательной. Если этот «Русский мир» привлекателен как духовно, так и материально, если он притягивает своим достоинством и честью, своей заботой о соотечественниках, то тогда его задача была бы, я думаю, выполнена.

Сейчас, по вашему мнению, она выполнена?

– Нет. Слов много, дел нет или почти нет. Есть громкие речи, размахивание флагами и барабанная дробь из экранов. А реальных дел почти нет. Очень часто то, что сейчас проводится под прикрытием идеи «Русского мира», носит сугубо декларативный характер.

Чистый и прибранный пограничный с эстонской Нарвой российский Ивангород, довольные люди, которые живут в нем, смотрелись бы очень патриотично.

Многие жители Эстонии постоянно смотрят программу «Время», российские телеканалы, читают российские интернет-порталы. Интересна тенденция: чем дальше от российской границы, тем более патриотично настроены русские люди, живущие в Эстонии.

Почему так?

– По всей вероятности, телевидение выполняет хорошую работу и умеет всё красиво показать. Но вот ты приезжаешь в Нарву, на северо-восток Эстонии, встречаешься с людьми, которые довольно часто бывают в Ивангороде. Они, конечно, очень довольны дешевой водкой и дешевыми продуктами, которые могут купить в «Пятерочке» через границу, но когда они видят разбитые абсолютно дороги, разбитый рынок и очень страшные дома, то им хочется побыстрее убежать через речку обратно. Даже если взять дела культуры: в свое время был европейский проект создания общего променада между Ивангородом и Нарвой. В Нарве этот променад выстроен в полном объеме: там есть детские площадки, смотровые площадки, памятники, фонтаны и всё что угодно. В Ивангороде выстроено что-то около ста метров этого променада. Красиво, да: кованые заборы… Но сто метров – это очень мало… Дальше начинается разруха, гаражи и огороды. Или вот дорога, по которой жители Нарвы должны пройти каждый раз пешком через «мост Дружбы» между Эстонией и Россией, и местность вокруг пограничного пункта: совершенно убитая дорога с громадными ямами, зимой со сплошным гололедом, для пешеходов просто не имеющая зоны, потому что там пыль, грязь – ужас! Покосившиеся заборы, рядом стоящие…

Так, может, начнем с самого начала, по крайней мере покажем русским людям, что в России тоже хорошо? Потому что до Москвы, Санкт-Петербурга доезжают далеко не все. Конечно, я могу возразить как русский человек, который часто бывает в обеих русских столицах и видит все достижения, потрясающие изменения к лучшему: некоторые города просто преобразились. Но давайте выедем из этих некоторых городов и посмотрим на другие, которых, увы, всё еще большинство в России. Через что люди едут, чтобы попасть, скажем, в Москву? Те же жители Эстонии идут в Ивангород; Кингисепп – уже лучше, но даже до Кингисеппа доезжают далеко не все. Дядя Вася или тетя Маша, живущие в Нарве, пойдут за дешевыми продуктами в Ивангород, это да. Учительница сходит в крепость в Ивангороде, но ведь до нее еще нужно добраться, и государственная граница – это наименьшее препятствие по сравнению с состоянием дорог.

Помню, одному высокопоставленному российскому чиновнику русские, живущие в Эстонии, настойчиво пытались внушить мысль о качественном и количественном развитии туризма в России, о необходимости его пропаганды за рубежом. Говорили, что многим людям Россия интересна, они любят ее практически заочно – так дайте же им возможность полюбить ее воочию, восхититься ею. На что был получен ответ: у нас есть нефть, газ, лес – зачем нам еще какой-то туризм? Кому надо, мол, сами приедут. Но ведь туризм, путешествия, паломничества могут быть той самой «мягкой силой», которая на корню и в хорошую сторону меняет представление о твоей стране у других народов! Кстати говоря, эстонские власти это хорошо понимают и туризму уделяют особое внимание; очень многие русские и ездят сюда на отдых – почему не сделать то же самое и во всей России? Ведь России есть что показать, есть куда свезти, причем неизмеримо больше, чем соседям… Только здесь, в Эстонии, вкладываются в туристическую привлекательность каждого несчастного колодца или забора, создаются всякие легенды вокруг них, а о России, где легенд, сказок и преданий навалом, мало знают – даже о по-настоящему великих красотах, будь то природных или созданных человеческим гением, не говорю уж про обители.

Таким образом, этой «мягкой силе», которая призвана обеспечить привлекательность России, разрушение глупых стереотипов в отношении Отечества, противостоят не только эти самые стереотипы с внешней стороны, но и неумение, а то и нежелание работать на пользу России внутри нее самой?

– Получается, как и в советское время, показуха. Приезжает какая-то делегация, заселяется в хороший отель, проводит замечательно время, дает несколько телеинтервью о том, как они всех любят, и, в общем-то, на этом всё заканчивается. Есть еще отдельно взятые какие-то гранты на поддержку «матрешек», «медведей» и прочего, что, с одной стороны, может, и хорошо, но кроме матрешек и медведей у России есть что-то еще, и это «что-то» она просто обязана показывать! Сравним с тем, как работают западные страны: через множество общественных организаций, получающих государственное финансирование. Малые организации делают малые проекты, но если этих малых проектов очень много, то они охватывают значительно больше, чем может сделать какая-то одна внешнеполитическая организация, которая может провести один фестиваль, в то время как малые общественные организации могут вести постоянную работу с местными общинами, с соотечественниками. Поедут в районы, соберут 10–20 человек из местных, кому это интересно, проведут хорошую выставку, семинар, кинопоказ, всё что угодно – так, глядишь, и другие люди из этой местности заинтересуются Россией. И вот такая постоянная «точечная» работа оказывается гораздо более эффективной и полезной для имиджа страны, чем какое-то грандиозное однократное мероприятие с матрешками и медведями. А забалтывание, официоз, топорнейшая пропаганда в советском стиле, без учета местных особенностей не только не приносят пользы России на информационном поле, но и попросту слишком дороги. Порой делаются откровенные глупости, сильно вредящие как имиджу России за рубежом, так и русским, проживающим в Эстонии.

Тут еще нужно упомянуть о так называемых «профессиональных русских».

– А это еще что такое?

– «Профессиональный русский» часто ездит в Москву, где пытается «пробить» какие-то свои «проекты», на которых он зарабатывает, беззастенчиво используя все беды, касающиеся русских в других странах. Получает деньги, но куда они уходят, мало кто видит – и меньше всего их видят те самые русские, от имени которых он эти деньги просил. Отчеты пишутся красивые, но реально никакого влияния, никакой помощи соотечественникам практически не оказывается. И отношение тех русских, которые живут в Эстонии, испытывают все трудности, к «профессиональным соотечественникам», надо сказать, более чем негативное. А эстонцы и «профессиональные эстонцы» (такие, кстати, тоже есть. И среди русских) смеются, показывая на эти «разборки» пальцем: что, России нужна вот такая программа помощи соотечественникам? На мой взгляд, это больше чем провал, полная дискредитация прекрасной идеи, вызванная алчностью, пустословием, показухой и непрофессионализмом.

То организовывали какой-то комитет, то устраивали какие-то единичные выступления – только для того, чтобы приехала российская телекамера и показала их полупротест-полупровокацию по российскому же ТВ, – что же дальше? А где постоянная, целенаправленная, идеологически выдержанная и умная работа? Ну, и появляются потом статьи в российских газетах о том, как тут всё плохо, как тут ненавидят русских – очередной желтенький скандальчик, еще более отягчающий жизнь местных русских, которые вообще-то стали всё больше возмущаться таким безответственным подходом к себе. Я имею право так говорить: я сам русский человек, и мне, честно говоря, больно – и за Россию, и за русских по обе стороны границы.

Идея-то прекрасная, но то, какими методами ее пытаются воплотить, вызывает даже не возмущение, а горькую, ироническую и усталую усмешку. Нужны серьезные, честные и открытые дискуссии, а не барабанный, такой «матрешечно-пушечный» «как бы патриотизм». Такие дискуссии, во время которых можно было бы убедить собеседников, оппонентов, что не так уж и страшна Россия, не такие уж там варвары живут, цель жизни которых – всё оккупировать, всё пропить и закусить свежей медвежатиной.

Кроме того, можно опираться и на сотрудничество с эстонцами – не все они «национально-ушибленные». Давайте уж и этот стереотип разрушим! Вот, например, не так давно очень мудро, на мой взгляд, поступила организация «Русская премия», которая отметила эстонского поэта Яна Каплинского, написавшего книжку стихов на русском языке. Вот такое доброе сотрудничество и помогает сблизить народы по-настоящему, избавиться от безумных совершенно предрассудков в отношении друг друга и восстановлению добрых отношений. Поразил эстонцев и очень добрый, уважительный репортаж в «Вестях» о великом Георге Отсе. Таких хороших материалов нужно в разы больше.

Когда твой оппонент видит, что ты его уважаешь, не считаешь его врагом, он рано или поздно начнет отвечать тебе взаимностью. Такой великий народ, как русский, может позволить себе относиться к другим с уважением, мне кажется, а не идти на поводу у медийной истерики: мол, все нас ненавидят, а мы – «д’Артаньяны от духовности».

Можно совершенно спокойно, с достоинством рассказывать об Отечестве. Достижения российской науки могут впечатлить кого угодно. А русская культура? Я имею в виду настоящую, великую русскую культуру, которой в Эстонии очень мало. Почему не рассказать о российских образовательных программах – среди них есть очень хорошие, которыми заинтересуются не только сами русские, но и носители других языков? Приглашайте молодых эстонцев учить русский язык и русскую культуру в Россию – если человек пять лет проучится в стране, получит хорошие знания о ней, поймет ее суть, он никогда не будет относиться к ней предвзято.

Стремление отгородиться от реальных проблем соотечественников – типичное поведение «как бы российского» чиновника.     

Опасно игнорирование проблем русских за границей. Опасность здесь в том, что при таком отношении русские люди, живущие в других странах, через два-три поколения перестанут быть русскими. Русская молодежь здесь в большинстве своем уже относится к России индифферентно – в этом безразличии большая «заслуга» современной политики в отношении соотечественников, я считаю.

Сейчас Эстония столкнулась с проблемой размещения у себя мигрантов с Ближнего Востока и из Африки. Каким-то образом изменилось отношение к русским в связи с этими событиями? Ведь появляется потрясающая возможность сравнить «русских оккупантов» с новоприбывшими…

– Честно говоря, уже от самих сообщений о сотнях (а может и тысячах) малообразованных беженцев, имеющих за плечами абсолютно другой культурный багаж, нежели местное население, которые вот-вот прибудут в Эстонию, многим стало не по себе. И тут чувства эстонцев и местных русских абсолютно схожи. Срабатывает элементарный инстинкт самосохранения, на фоне которого внутренние распри уходят на второй план.

Но не надо забывать о том, что уже почти четверть века эстонцам внушают мысль, что любой неэстонец – враг. И вдруг теперь по указке из Брюсселя они должны в один момент с распростертыми объятиями встретить не просто чужаков, а людей из «другого мира». У многих происходит от этого «короткое замыкание» в мозгах, другие же пребывают в некоторой прострации. Социологи уже заявили, что никогда раньше уровень нетерпимости в стране не был столь высок. Боюсь, что недавний поджог центра временного размещения беженцев в Вао – лишь первая ласточка. Будут и более хищные «птички». И проведением на главной площади страны концертов под названием «Дружелюбная Эстония» с совместным поеданием «халяльных крокодилов» здесь не отделаешься. Тут нужен поворот в сознании людей, над которым придется трудиться многие годы. Если, конечно, местные национально-озабоченные политики смогут пересилить себя и сделать это. Хотя скорее в ближайшее время мы наоборот увидим усиление крайних настроений и приход на их фоне к власти в стране прежде абсолютно маргинальных фигур. В любом случае, русские в Эстонии повлиять на этот процесс никак не могут, а будут лишь наблюдать со стороны и надеяться на разум эстонской нации.

Если верить сообщениям СМИ, мигрантам с Ближнего Востока и из Африки, направленным в Эстонию «по распределению» из Брюсселя, предоставляется бесплатное обучение эстонскому языку, чего лишены местные русские. Почему так, ведь на словах эстонские власти просто горят желанием, чтобы неэстонцы как можно скорее заговорили на эстонском языке? Не логично ли будет предоставить такую счастливую возможность как можно скорее, причем всем здесь живущим?

– В том-то и дело, что всё это на словах и остается. А на деле эстонским политикам этого совсем не нужно, ведь они успешно эксплуатируют так называемую «русскую тему» все годы независимости, начиная с 1991-го. Как удобно перед очередными выборами снова прокричать о том, что эти русские не желают учить эстонский язык из-за великодержавного шовинизма и/или ненависти к эстонцам. На деле же это не так. Если не брать Нарву с ее 97-процентным русскоязычным населением, то в остальных регионах уровень владения эстонским языком повышается с каждым годом, особенно среди молодежи. Но разве это кто-то кроме социологов замечает?

Вместо этого придумываются всё новые возможности как бы еще сократить русское языковое и культурное пространство в стране – например, без всякой подготовки начать переводить предметы в основной школе на эстонский язык. А ведь если бы эстонское государство действительно было заинтересовано в том, чтобы как можно большее число русскоязычных людей овладело эстонским языком, то уже давно развернуло бы по всей стране систему бесплатного бессрочного обучения эстонскому языку для всех желающих. Хочешь – за год выучишь язык, а если нет особых способностей, то можно и пару лет ходить на курсы, а затем время от времени освежать на них знания. Вместо этого до сих пор организовывались лишь единичные курсы, в конце которых необходимо было сдавать экзамен на языковую категорию или гражданство. Притом деньги за курсы возвращались лишь в том случае, если экзамен сдавался успешно. Теперь же, когда Эстония вынуждена принимать беженцев, оказалось, что именно им бесплатные языковые курсы будут положены. А местным русским – нет. И где справедливость?

Вы упомянули о переводе предметов в русских школах на эстонский язык. С этим действительно проблемы?

– Проблема даже не в самом переводе на эстонский язык, а в элементарной неподготовленности этого процесса. Как ни печально, но уже много лет в Эстонии не готовятся учителя специально для русских школ, и это привело к тому, что большинство учителей русских школ сейчас предпенсионного или пенсионного возраста. К сожалению, Россия все эти годы также никак не вмешивалась в данный процесс, хотя при желании уже давно могла бы поддержать создание в Эстонии сети русских частных гимназий, а также подписать межправительственное соглашение об открытии специализированных государственных русских гимназий (по примеру уже работающей в Таллинне Немецкой гимназии). Поэтому перевод части предметов в финансируемых эстонским государством русских школах на эстонский язык стал неизбежен – кому-то же надо преподавать в них.

В то же время вместо детальной подготовки и плавного перевода системы на новые рельсы эстонские политики вновь наживают на этом политический капитал, организовывая «революционные изменения» в системе, которые самым пагубным образом сказываются на детях. За все те годы, что проводится перевод предметов в русской школе на эстонский язык, государством не было подготовлено ни отработанных методик билингвального обучения, ни адаптированных учебников, не был обучен персонал. В результате директора школ рапортуют министрам-политикам о «всё новых свершениях» на ниве обэстонивания предметов не только в гимназической ступени, но и в основной школе, где по действующему закону перевод предметов на эстонский вообще пока не требуется. Естественно, всё это делается не по утвержденным методикам и программам, а в меру личной образованности или испорченности того или иного учителя.

Можно ли сказать, что идет ликвидация русского образования в Эстонии?

– Увы, так оно и есть. К примеру, в этом году в крупном эстонском городе Пярну была закрыта последняя русская школа, а бывших ее учеников перевели в соседнюю эстоноязычную гимназию с гарантией сохранения некоторых предметов на родном языке лишь в течение ближайших двух лет. После этого, вероятно, русскоязычное образование в этом городе станет историей. И подобные процессы идут по всей стране.

С Родионом Денисовым
беседовал Пётр Давыдов

27 октября 2015 года

Источник: pravoslavie.ru

Просмотров: 71

Comments are closed.

Афиша
Рейтинг@Mail.ru