Арденнский миф

Среди многочисленных мифов Второй Мировой войны сражение в Арденнах в конце войны одно из самых известных и одновременно мифофизированных.

В советской популярной историографии принято считать,  что  от разгрома союзников в Арденнах  спасло, начавшееся наступление Красной Армии, которое по приказу Сталина начали раньше запланированного срока по просьбе союзников.

Попробуем  разобраться с этим, проанализировав факты. В первую очередь попытаемся выяснить был ли разгром, и была ли соответственно просьба о помощи.

Итак Арденнская операция (1944—1945) Battle of the Bulge английский вариант названия  этого сражения
Наступление в Арденнах (кодовое наименование нем. Wacht am Rhein — «Вахта на Рейне») — операция немецких войск на Западном фронте в ходе Второй мировой войны. Проведена 16 декабря 1944 — 29 января 1945 в Арденнах (юго-запад Бельгии) с целью изменить обстановку на Западном фронте, разгромив англо-американские вооруженные силы в Бельгии и Нидерландах, по-возможности склонить США и Англию к сепаратным переговорам о мире и прекращении боевых действий на Западе, тем самым высвободить силы для Восточного фронта.

На начальной стадии сражения  у союзников по данным английской версии  Wikipedia,было 83 тысячи солдат и офицеров,242 средних танков ,182 самоходных орудий,394 орудия,4 пехотных и одна механизированная дивизия. В дальнейшем они были усилены 20 пехотными и и 9 танковыми и механизированными дивизиями.

На 23-24 декабря 1944 силы союзников включали приблизительно 610000 америкакнцев,55000 британцев, ,4155 орудий,1616 танков и 6000 самолетов.

У немцев в начале битвы было 13 дивизий из них 8 пехотных и 5 танковых и механизированных ,200000 солдат и офицеров , 340 танков,280 самоходных орудий ,1600 орудий, и 955 многоствольных минометов. В дальнейшем они были усилены двенадцатью  пехотными  и 3 механизированными дивизиями включавшими 100000 солдат и офицеров ,440 танков и примерно таким же количеством  самоходных орудий. С воздуха их прикрывали 1600 самолетов.

Потери  союзников : 89500 у американцев из них 19000 убито, 47500 ранено и 23000 пропало без вести или оказались в плену. Было потеряно  от 700 до 800 танков и самоходных орудий и 647 самолетов.

У англичан 1408 из них 200 убито ,969 ранено и 239 пропали без вести иили попали в плен.

У немцев по разным источникам от 67459 до 125000 потери, включая убитых ,раненных и пропавших без вести или плененных. Уничтожены или повреждены от 600 до 800 танков и самоходных орудий  и сотни самолетов.

Оборону союзников в Арденнах держали американские дивизии (около 83 тыс. человек), две из которых не имели боевого опыта, а две ранее понесли большие потери и были отведены в «спокойный район» для восстановления сил. 16 декабря 1944 года, в начале операции немецким войскам удалось прорвать фронт англо-американских войск на участке в 80 км и захватить в плен тысячи  солдат и офицеров союзников.

Наступление немецких войск (6-я танковая армия СС, 5-я танковая армия и 7-я полевая армии, объединённые в группу армий «Б» под командованием фельдмаршала В. Моделя началось в утром 16 декабря 1944 г., и к 25 декабря немцы продвинулись на 90 км вглубь обороны. Первой целью немцев, разумеется, были мосты через реку Маас, которая отделяла Арденны от остальной части Бельгии и без захвата которых дальнейшее наступление было невозможным из-за географических особенностей местности. Затем они планировали наступать на Антверпен, через порт которого проходило снабжение 21-й группы армий и на столицу Бельгии — Брюссель. Немецкое командование больше всего рассчитывало на свою тяжёлую бронетехнику (танки «Тигр» и «Королевский тигр») и нелетную погоду — из-за постоянных снегопадов и сильной облачности авиация союзников несколько дней не могла действовать и это временно сводило на нет превосходство союзников в воздухе. Нехватку топлива немцы рассчитывали восполнить за счёт захвата трофейного топлива у союзников на складах в городах Льеж и Намюр. Мосты через Маас оборонялись частями 30 британского корпуса и были заминированы саперами и готовы к подрыву на случай, если возникнет угроза их захвата немцами.

К концу декабря погода улучшилась и союзники немедленно этим воспользовались. Авиация союзников стала наносить удары по наступающим немецким войскам и бомбить линии снабжения немецких войск, которые испытывали острую нехватку горючего, так как не смогли захватить топливные склады в Льеже и Намюре. Они не смогли достигнуть даже первой цели операции — захват мостов через реку Маас, так как не дошли до реки. Тем временем американские войска, усиленные за счёт передислокации с других участков фронта, нанесли контрудар 3-й американской армией с юга в направлении города Бастонь, а 1-я американская армия вместе с 30-м английским корпусом полностью остановили наступление противника. 101-я воздушно-десантная дивизия в Бастони сдержала натиск противника и была деблокирована частями 3-й американской армии.

Наступление вермахта захлебнулось у бельгийского города Селль (Celles) утром 25 декабря 1944 г. всего лишь в 6 км от реки Маас и моста в городе Динан. По иронии судьбы это был последний населенный пункт на пути к Маасу. Здесь было «острие» Арденнского выступа, то есть самая западная точка немецкого наступления в Арденнах. Здесь 2-я немецкая танковая дивизия, наступавшая в авангарде 5-й танковой армии, попала в окружение у городка Селль. 2-ю немецкую танковую дивизию окружили 2-я американская и 11-я британская танковые дивизии.

К 25 декабря 1944 как стратегическая операция наступление немецких войск в Арденнах закончилось полным провалом. Они не выполнили даже тактических задач — не смогли захватить мосты через реку Маас, и даже не достигли самой реки. В основном это было связано с проблемами снабжения немецких войск топливом и боеприпасами. Несмотря на приказы Гитлера продолжать наступление, немецкие войска начали отход.

3 января 1945 года англо-американские войска от мелких контратак перешли в полномасштабное наступление на немецкие позиции.

24 декабря 1944 года (в день, когда уже замкнулось кольцо окружения вокруг Будапешта) Гудериан в то время начальник генерального штаба,прибыл в Ставку Гитлера «Орлиное гнездо», расположенную в Цигенберге (Гессен). Он намеревался категорично потребовать отмены запланированной на Западном фронте операции. Он считал ее ненужной тратой времени и сил, в которых он так остро нуждался на Восточном фронте. Он говорил о подавляющем численном превосходстве советских войск, о 15-кратном перевесе в наземных вооружениях и почти 20-кратном в воздухе. Причем эти слова не были каким-то преувеличением. Сам Гудериан знал о том, что советское командование планировало в районе 12 января начать генеральное наступление. Но Гитлера эти слова не тронули. Он равнодушно ответил: «Это самый большой обман Чингисхана. Кто сообщил вам подобную глупость?»

Вот что вспоминал Гудериан,  Итак, 16 декабря началось наступление, 5-я танковая армия глубоко вклинилась в оборону противника. Передовые танковые соединения сухопутных войск — 116-я и 2-я танковые дивизии — вышли непосредственно к р. Маас. Отдельные подразделения 2-й танковой дивизии даже достигли р. Рейн. 6-я танковая армия не имела такого успеха. Скопления войск на узких обледенелых горных дорогах, задержки с вводом в бой второго эшелона на участке 5-й танковой армии, недостаточно быстрое использование первоначального успеха — все это привело к тому, что армия потеряла темп наступления — самое необходимое условие для проведения каждой крупной операции. К тому же и 7-я армия натолкнулась на трудности, в результате чего потребовалось повернуть танковые части Мантейфеля на юг, чтобы предупредить угрозу с фланга. После этого не могло быть и речи о крупном прорыве. Уже 22 декабря пришлось признать необходимость ограничения цели операции. В этот день мыслящему в больших масштабах командованию надлежало бы вспомнить об ожидаемом наступлении на Восточном фронте, положение которого зависело от своевременного окончания в основном уже провалившегося наступления на Западном фронте. Однако не только Гитлер, но также и верховное командование вооруженных сил, и особенно штаб оперативного руководства вооруженными силами, в эти роковые дни думали только о Западном фронте. Трагедия нашего военного командования стала еще более очевидной после провала наступления в Арденнах перед концом войны.

24 декабря было ясно для каждого здравомыслящего солдата, что наступление окончательно провалилось. Нужно было немедленно переключить все наши усилия на восток, если это не было уже слишком поздно.

В первые дни 1945 года у Гитлера созрело новое решение. Он задумал отозвать из Арденн 6-ю танковую армию СС, пополнить ее, а после этого перебросить на Восточный фронт. Немецкое командование армии пока еще не было готово признать провал арденнского наступления, но в силу огромных человеческих и материальных потерь среди генералитета стало распространяться недовольство.

Генерал Типпельскирх писал по этому поводу:
«Во время отступления мы потеряли танков и штурмовых орудий больше, чем во время всего наступления. Это был очень сильный удар по психологическому настрою в частях. Особенно угнетающе действовал вид подтянувшихся с Запада подразделений СС. Даже если они должны были быть пополнены, чтобы далее использоваться на другом участке фронта, все равно это производило неблагоприятное впечатление на армейские части, так как теперь основная тяжесть сражения должна была лечь на их плечи. Это было огромным психологическим просчетом, что, впрочем, никогда никак не сказывалось на фронтовых отношениях чинов СС и армейских служащих».
Показательно, что именно неудачно спланированная Гитлером арденнская операция стала отправной точкой его глубокого разочарования в собственных же формированиях Ваффен-СС. Английский историк Лидцел Гарт отмечал на этот счет: «Этот провал испортил всю репутацию Ваффен-СС».

Во время оперативного совещания, на котором присутствовали Главнокомандующий Люфтваффе рейхсмаршал Герман Геринг и командующий группой армий «Запад» генерал-фельдмаршал Рундштедт, Гитлер объявил о своем намерении снять с Западного фронта 6-ю танковую армию, чтобы создать на ее основе мощный резерв. В тот момент о переброске ее на Восточный фронт, как того требовал генерал-полковник Гудериан, не было произнесено ни слова.

Продолжительное время не удавалось начать отвод этого «резерва Верховного командования Вермахта», так как англо-американские войска почти со всех сторон атаковали 6-ю танковую армию. Кроме этого, ее исчезновение с Западного фронта было бы тут же отмечено западными самолетами-разведчиками. Переброска была связана также еще с одним риском — английская и американская авиация, господствовавшая в воздухе в данном регионе, могла нанести отходившей танковой армии огромный урон. В те дни западные штурмовики в буквальном смысле слова охотились за каждым транспортным средством, словно охотничьи собаки за зайцем. Как и на Восточном фронте, любые передвижения были возможны только ночью, но даже в этих условиях они были связаны с большими потерями. В то время как отвод 6-й танковой армии с Запада шел очень медленно, Гитлер принял решение все-таки перебросить ее после пополнения на Восточный фронт. Участок фронта, где должна была оказаться эта армада, еще не был определен.

Но события, стремительно развивавшиеся как на Восточном, так и на Западном фронтах, очень быстро повлияли на выбор Гитлера. 12 января 1945 года, в точности как и указывал Гудериан, началось генеральное наступление Красной Армии. День спустя активные действия начали и западные союзники. Гитлер пребывал в шоковом состоянии.

В ночь с 19 на 20 января 1945 года Рундштедт получил приказание готовиться в кратчайшие сроки вывести 6-ю. танковую армию. В 19 часов 20 января начался отвод I танкового корпуса СС, который направлялся «на Восток под Берлин».

В различных источниках цифры по количеству войск  участвующих в Арденском сражении различны, но при этом все они говорят о том, что по соотношению сил и последовательности событий , никакого разгрома в Арденнах не было ,хотя для союзников этот удар немцев был неожиданным и  за весь период наступательных действий именно в этом сражении они  понесли наибольшие потери. Уже через 9 дней, после начала немецкого наступления оно было остановлено. Cилы союзников многократно превышали силы вермахта  и с каждым днем это разница только увеличивалась, так как союзники постоянно наращивали свои силы в Европе ,а немцы никаких резервов уже не имели.

Всего союзники к середине декабря 1944 г. на фронте 640 км имели 63 дивизии (из них 15 бронетанковых), в том числе 40 американских, около 10 тыс. танков и самоходных орудий, почти 8 тыс. самолетов (без учета транспортной авиации). Кроме того, в резерве главнокомандующего экспедиционными силами находились четыре воздушно-десантные дивизии (две в районе Реймса и две в Англии).

Теперь вернемся ко второму вопросу .А была ли просьба?

Каноническая версия этой просьбы звучит так 6 января 1945 года Уинстон Черчилль обратился к Верховному главнокомандующему  Иосифу Сталину:
«Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января…

Теперь обратимся к первоисточникам .Ниже приведены переводы и оригинальные тексты переписки Сталина с Рузвельтом и Черчиллем в этот период.

В 1958 году в Москве Госполитиздат тиражом 150.000 экземпляров выпустил 2-х томное издание “Переписка Председателя Совета Министров СССР с Президентами США и Премьер-министрами Великобритании во время Великой отечественной войны 1941-1945 гг.”, в котором опубликована переписка Председателя Совета Министров СССР И. В. Сталина с Президентом США Ф. Рузвельтом, Президентом США Г. Трумэном, с Премьер-Министром Великобритании У. Черчиллем и Премьер-Министром Великобритании К. Эттли в годы так называемой “Великой Отечественной войны”

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИН 5 января 1945 года

Я только что вернулся, посетив по отдельности штаб генерала Эйзенхауэра и штаб фельдмаршала Монтгомери. Битва в Бельгии носит весьма тяжелый характер, но считают, что мы являемся хозяевами положения. Отвлекающее наступление, которое немцы предпринимают в Эльзасе, также причиняет трудности в отношениях с французами и имеет тенденцию сковать американские силы. Я по-прежнему остаюсь при том мнении, что численность и вооружение союзных армий, включая военно-воздушные силы, заставят фон Рундштедта пожалеть о своей смелой и хорошо организованной попытке расколоть наш фронт и по возможности захватить порт Антверпен, имеющий теперь жизненно важное значение.

ЛИЧНОЕ И СТРОГО СЕКРЕТНОЕ ПОСЛАНИЕ ОТ г-на ЧЕРЧИЛЛЯ МАРШАЛУ СТАЛИНУ
На Западе идут очень тяжелые бои, и в любое время от Верховного Командования могут потребоваться большие решения. Вы сами знаете по Вашему собственному опыту, насколько тревожным является положение, когда приходится защищать очень широкий фронт после временной потери инициативы. Генералу Эйзенхауэру очень желательно и необходимо знать в общих чертах, что Вы предполагаете делать, так как это, конечно, отразится на всех его и наших важнейших решениях. Согласно полученному сообщению наш .эмиссар главный маршал авиации Теддер вчера вечером находился в Каире, будучи связанным погодой. Его поездка сильно затянулась не по Вашей вине. Если он еще не прибыл к Вам, я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление на фронте Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января и в любые другие моменты, о которых Вы, возможно, пожелаете упомянуть. Я никому не буду передавать этой весьма секретной информации, за исключением фельдмаршала Брука и генерала Эйзенхауэра, причем лишь при условии сохранения ее в строжайшей тайне. Я считаю дело срочным.
6 января 1945 года.

PERSONAL AND MOST SECRET MESSAGE FROM Mr CHURCHILL TO MARSHAL STALIN
The battle in the West is very heavy and, at any time, large decisions may be called for from the Supreme Command. You know yourself from your own experience how very anxious the position is when a very broad front has to be defended after temporary loss of the initiative. It is General Eisenhower’s great desire and need to know in outline what you plan to do, as this obviously affects all his and our major decisions. Our Envoy, Air Chief Marshal Tedder, was last night reported weather-bound in Cairo. His journey has been much delayed through no fault of yours. In case he has not reached you yet, I shall be grateful if you can tell me whether we can count on a major Russian offensive on the Vistula front, or elsewhere, during January, with any other points you may care to mention.
I shall not pass this most secret information to anyone except Field Marshal Brooke and General Eisenhower, and only under conditions of the utmost secrecy. I regard the matter as urgent.
January 6th, 1945
________________________________________

PERSONAL AND MOST SECRET FROM PREMIER J. V. STALIN TO THE PRIME MINISTER, Mr W. CHURCHILL
Your message of January 6 reached me in the evening of January 7.
I am sorry to say that Air Marshal Tedder has not yet arrived in Moscow.
It is extremely important to take advantage of our superiority over the Germans in guns and aircraft. What we need for the purpose is clear flying weather and the absence of low mists that prevent aimed artillery fire. We are mounting an offensive, but at the moment the weather is unfavourable. Still, in view of our Allies’ position on the Western Front, GHQ of the Supreme Command have decided to complete preparations at a rapid rate and, regardless of weather, to launch large-scale offensive operations along the entire Central Front not later than the second half of January. Rest assured we shall do all in our power to support the valiant forces of our Allies.
January 7, 1945

Итак, сторонники легенды о просьбе, почему то, стыдливо умалчивают ,что 5 января, в письме Сталину Черчилль пишет о том ,что никаких сомнений  в исходе битвы в Арденнах, у западных союзников нет. В письме от 6 января, он лишь спрашивает о планах советского командования ,которые конечно им хотелось знать для планирования собственных операций.

Как известно, Висло-Одерская стратегическая наступательная операция — стратегическое наступление советских войск на правом фланге советско-германского фронта началась 12 января, завершилась 3 февраля. То есть операция началась через две недели после того ,как немецкое наступление в Арденнах  закончилось и немецкие войска начали отступление под ударами союзников.

Вывод на Восток самой боеспособной немецкой  6 танковой армии потерявшей в Арденнах почти все свои танки начался только 20 января.

Самое интересное, что предположительно дату 12 января,как начало советского наступления, начальник разведки Восточного фронта Германии Reinhard Gehlen  через Гудериана довел до сведения Гитлера, задолго до начала Арденской операции.Именно поэтому Гудериан был против Арденской операции и переброски войск с Восточного фронта на Западный.24 декабря Гудериан докладывал в ставке Гитлера о готовящемся наступлении советских войск и требовал прекратить Арденскую операцию для переброски войск на Восток.

Гитлер отверг это предложение, считая  сведение немецкой разведки о силах Красной армии блефом.31 декабря Гудериан прекрасно понимая, что Арденская операция провалилась, сново требовал переброски войск на восток,но сново получил отказ.

Те сотни тысяч немецких солдат и офицеров, тысячи танков, орудий  и самолетов могли бы оказаться на, Восточном фронте, если бы не  Арденнская операция  и наши многомиллионные потери и так огромные ,были бы еще больше.

Как известно немецкие войска на Западном фронте за период с 1 июня по 31 декабря 1944 г. потеряли 634 тыс. человек – 57 тыс. убитыми, 188 тыс. ранеными и 389 тыс. пленными и пропавшими без вести.

В период холодной войны, взаимных обид и обвинений и родился миф о спасении союзников в Арденской операции.

Копирование и репродукция новостных материалов - исключительно с разрешения администрации сайта WEmontreal


Следите за последними!

Следите за нами в Facebook! Будьте с нами в Одноклассниках, Твитере, Вконтакте! Подписывайтесь на нас в LinkedIn!
Перейти на Facebook
СПАСИБО. Я УЖЕ С ВАМИ