Сергей Жилин: «Слава богу, что я не Киркоров!» До упоения джазом в Монреале осталось 48 дней!
Полная Электронная версия газеты Восток Запад
-5° C
Небольшая Облачность
Небольшая Облачность

Сергей Жилин: «Слава богу, что я не Киркоров!» До упоения джазом в Монреале осталось 48 дней!

0

 

Знаменитый квартет «Фонограф» с успехом выступил на владимирских подмостках.

В первом отделении руководитель коллектива Сергей Жилин продемонстрировал все стили джаза – от регтайма до блюза. Во втором зрители насладились выступлением квартета и превосходным вокалом молодой исполнительницы Светланы Артемьевой…
А перед концертом Сергей Жилин рассказал журналистам о своей юности, понимании джаза и отрицательных сторонах популярности.

Сергей Жилин: «Слава богу, что я не Киркоров!» Сергей Жилин
Мечтал стать летчиком

— Сергей, правда ли, что к джазу вас приучала бабушка?

— Бабушка не к джазу приучала, она меня с двух с половиной лет учила музыке и игре на фортепиано. Джаза бабушка не знала, и когда я стал в эту сторону отклоняться, она наоборот была очень расстроена.

— А если бы не было джаза, то исполнителем какой музыки вы могли стать?

— Вообще-то из меня растили академического исполнителя. Я проходил очень жестокую фортепианную программу. Родители меня заставляли заниматься четыре часа в день, но иногда я и по шесть, и по восемь часов занимался. Академической музыкой. В период обучения в школе, в юношеский период, мне нравилась музыка композиторов-романтиков: Рахманинова, Листа, Грига… После Листа и Грига пошел джаз, начало регтайма. Я тогда мог играть только по нотам. Меня не обучали ни композиционному построению, ни клавиатуре… Но все же, всерьез задумавшись отвечу: если не джаз, то, наверное… ничего!

— Правда ли, что по специальности, которая записана в вашем дипломе, вы «Электромонтажник по оборудованию летательных аппаратов»?

— И еще чемпион Москвы среди младших школьников по кордовым авиамоделям воздушного боя. Я всегда хотел стать летчиком. Мама, естественно, мне этого не давала. Тогда я начал рисовать самолеты, заставил купить мне сборные конструкторы. Они были совершенно идиотические. МИГ-3 надо было выпилить из фанеры, и если правильно выпилишь, то модель должна была полететь. Но фанера была вся такая кривая, что ничего не летало. Тогда я записался во Дворец пионеров, кружок авиамоделизма. И там начал заниматься сбором моделей более профессионально, принимал участие в соревнованиях. У меня даже был третий юношеский разряд. Потом в том же Дворце пионеров я стал ходить еще в два кружка: в театр юного москвича и вокально-инструментальный ансамбль. И еще в джазовую студию – это уже не во Дворце пионеров. Меня, как я уже говорил, заставляли в то время заниматься достаточно много, а мне после всех кружков хотелось бежать на улицу, в футбол играть. Я учился в школе при консерватории, у нас был такой относительно спортивный класс: половина ребят все время бегала на улицу — футбол, баскетбол, пионербол… И, соответственно, на обычную учебу – в школе – времени совсем не хватало. Какая учеба?! Естественно, в классе по успеваемости я был самым первым с обратной стороны.

— И чем это все закончилось?

— Тем, что из ЦМШ (центральная музыкальная школа – авт.) меня выгнали как профнепригодного после восьмого класса. Из сорока человек выгнали одного меня! Я знаю, что из сорока моих одноклассников сегодня только трое-четверо занимаются музыкой профессионально. Остальные ушли в бизнес, в том числе и инвестиционный… А музыкантов – раз-два и обчелся. Одним словом, я занимался всем, кроме учебы, и поэтому прямым ходом попал в обыкновенную, общеобразовательную школу. Но и оттуда меня выгнали, потому что «портил картину успеваемости», пришлось идти в ПТУ. Кстати, в этом ПТУ некоторые авиамоделисты работали. Учиться стал на электромонтажника оборудования летательных аппаратов. Завод Хруничева, КБ «Салют»… Я ходил два года в цеха… Потом – армия; служил в ансамбле песни и пляски. Помню, как в апреле случилась авария на Чернобыльской АЭС, а в октябре, под дембель, мы поехали в Чернобыльскую зону с выступлением — поддерживать дух тех, кто там работал… Вот такая история.

Публика может не готовиться

— Вы много гастролируете. Есть ли разница между московской публикой и провинциальной?

— Я бы не сказал, что мы, квартет «Фонограф», много гастролируем. Во всяком случае, гораздо меньше, чем многие наши коллеги. Потому что нам это не нужно – у нас достаточно много работы и в Москве. У нас много записей, совместных выступлений с нашими коллегами-исполнителями. Мы выезжаем в города, если можно так выразиться, «точечно». Длительных гастрольных туров — на месяц или два — не бывает. В столице, в Доме музыки, у нас 4-5 концертов в год, еще 4-5 концертов в театре «Золотое кольцо». Ежемесячные, а иногда два раза в месяц концерты проходят в джаз-клубе в Царицыно. Плюс наш собственный джаз-клуб, который мы недавно открыли. И везде мы «обоюдоожидаемые», то есть публика ждет нас, а мы ждем нашу публику. А публика везде хорошая – и в столице, и в провинции. Просто, когда приезжаешь в другие города, многое зависит от организаторов. Бывали такие ситуации, когда мы выходили на сцену и понимали, что многие сидящие в зале вообще не знают, что такое джаз и какую музыку им предстоит слушать. Один раз приехали в Екатеринбург, а на афише было написано: «Квартет имени Питерсона»… Правда, в последнее время люди, слыша слово «джаз», уже имеют представление о том, какую музыку мы играем. А некоторые даже, тыча в меня пальцем, говорят: «О! Я его где-то видел!..» Думаю, это благодаря передачам на центральном телевидении.

— Должна ли публика быть подготовленной к джазовому концерту? Или любой человек с улицы может прийти и у него получится правильно воспринимать этот стиль?

 Подготовленная публика – это, конечно, здорово. Но вообще-то публика никому ничего не должна. Люди купили билеты, а дальше они должны получать удовольствие от того, что они увидят и услышат за свои деньги. Это если говорить тривиально. А в принципе, мы стараемся играть как непростую музыку, рассчитанную на подготовленного слушателя, так и популярную и изложенную достаточно просто.

При этом я не считаю, что мои собственные сочинения, джазовые композиции, должны обязательно быть приняты и стать популярными. Они не превалируют в программе. Мне в свое время как музыканту было сложно перестроиться с академической музыки на джазовую. Регтайм я понял сразу, а более сложные вещи в то время понимал с трудом.

Например, у нас есть программа, целиком основанная на музыке группы «Земля, ветер, огонь», в ней 20 человек участвуют, из них – пятеро вокалистов. Программа называется «Во имя любви» (у меня с 25-летнего возраста была мечта создать эту программу). Она достаточно динамичная, записан диск. Я считаю, что это одна из лучших наших работ. Так вот, когда все еще только начиналось, все участники программы просто ловили кайф от этих мелодии, а я их совсем не понимал. Месяца три-четыре слушал достаточно плотно альбомы этой группы, и только потом, постепенно, начал входить во вкус и понимать, насколько замечательно то, что делают эти исполнители. То есть мне, с моим уровнем подготовки, понадобилось четыре месяца! А если говорить о людях без музыкального образования?.. Одним словом, джаз есть джаз: или понимание должно прийти сразу само по себе, или к нему нужно долго идти. У всех по-разному… Задача музыканта любого уровня – создавать такие произведения, которые в любом случае будут понятны слушателю.

На одиннадцатых «Жигулях»

— Вы впервые во Владимире?

— В третий или четвертый раз. Но в последний раз мы были здесь достаточно давно, я даже не скажу, в каком году. По сравнению с тем, что помню, очень все изменилось – к лучшему. Сейчас есть и свет, и звук – как раз такие, как надо. В прошлый раз ничего этого не было. А вообще впервые во Владимире я был лет 20 назад. На заре своей трудовой деятельности. Я тогда только оформился на работу в Московскую областную филармонию. Думал, что у нас чуть ли не каждый день будут концерты. Но концерты проходили от силы один-два в месяц, и работы как таковой не было. С нами никто не занимался. И мне стало интересно: а как люди гастролируют в других городах? Выбрал Владимир, сам позвонил в вашу филармонию, договорился с кем-то о встрече. Мне было поставлено условие: нужно привезти материалы с выступлениями. А я всего полгода назад получил права! И поехал сюда из Москвы — на своих 11-ых «Жигулях». Я так хорошо помню потому, что это был мой первый дальний выезд на машине. Четыре часа за рулем. Я до сих пор не могу забыть – двадцать лет прошло (!) – как я, обгоняя фуру, выскочил на встречку, а по ней другая фура идет, пришлось прятаться на своей полосе. Но та фура, которую я обгонял, прибавила хода, поэтому встать обратно на свою полосу начинающему водителю было достаточно сложно. Чуть не попал в ДТП. Вот такие вещи даже в памяти. Только не помню, состоялся после всех этих приключений у меня здесь концерт или нет…

— Что вы можете сказать о Светлане Артемьтевой, имя которой мы видим на афише рядом с вашим?

— Очень хорошая певица, красивая молодая женщина. Светлану хорошо знают в профессиональных кругах, ее очень хорошо принимают на концертах любого уровня. Просто у нее нет такой популярности и шоу-бизнесовой жизни. Ее имя еще, что называется, не раскручено. Широкому кругу зрителей известны Анжелика Варум, Сергей Мазаев, Николай Расторугев…

— …и Сергей Жилин, который снимается в передачах «Две звезды», «Достояние Республики», «Танцы со звездами»!

— Знаете, я много раз ловил себя на мысли: «Слава Богу, что я не Киркоров!» Потому что я могу себе позволить ходить и гулять там, где «раскрученные» люди гулять не могут. И мне это нравится!

Аннета Татарникова  МК.РУ.Владимир.

Просмотров: 122

Comments are closed.

Афиша
Рейтинг@Mail.ru