До упоения джазом осталось 50 дней! «Восторг,овации,эмоции!»
Полная Электронная версия газеты Восток Запад
-3° C
Облачно
Облачно

До упоения джазом осталось 50 дней! «Восторг,овации,эмоции!»

0

 

«Восторг, Овации, Эмоции» — интервью с Сергеем Жилиным

Каждый концерт знаменитого пианиста, композитора, дирижера, заслуженного артиста Российской Федерации Сергея Жилина — событие, которое неизменно собирает множество поклонников джаза. Возглавляемые им музыкальные коллективы, объединенные общим названием «Фонограф», гастролируют по всей России и за рубежом, и везде это триумф, аншлаг и масса благодарных откликов. Творческие маршруты Сергея Жилина пролегли по разным странам и континентам, оставляя свой незабываемый звездный след. Даже те, кто раньше прохладно относился к джазу, побывав хотя бы раз на его необыкновенном концерте, непременно приходят снова и снова. Выступления Сергея Жилина — это целые джазовые спектакли на всевозможные темы с самыми разными художественными оттенками, с великолепной режиссурой и гениальной импровизацией. Журнал International Residence обратился к Сергею Жилину с просьбой раскрыть некоторые аспекты его творческой жизни.

— Люди вашего поколения, попадая первый раз за границу, испытывали настоящий шок. С вами это случилось?

— Конечно. Первая моя поездка была в Израиль — в составе группы Валентина Юдашкина. Организаторы гастролей решили усилить показ мод звучанием живого оркестра — нашим «Фонографом», тогда это был диксиленд. 1987 г. — мы летели через Варшаву, переночевали в мотеле, прибыли в Тель-Авив, но сама коллекция платьев улетела из Варшавы в Лондон. На следующий день — показ. А показывать нечего. Первое выступление, люди пришли смотреть коллекцию Юдашкина. Местный продюсер, хитрый такой дядя, говорит нам: «Играйте». Мы играем то, что приготовили, джаз: традиционный и современный. А показа модной одежды все нет. Публика подходит, интересуется: «Когда будет коллекция Юдашкина, где платья?». Продюсер время от времени куда-то убегает, а зрители нам говорят: «Тогда уж из Пугачевой что-нибудь изобразите…». И это было лучшее, что заказывали! Но из Пугачевой мы тогда «изобразить» ничего не могли.

— И чем все закончилось?

— Через несколько дней из Лондона вернулись платья, все вошло в норму — показ коллекции чередовался с музыкой. В конце концов местный продюсер нас обманул, мы остались без денег и без крыши над головой. Но хорошие люди помогли, и мы возвратились в Москву.

— Однако ведь был и первый позитивный опыт за границей?

— В самом начале 90-х в составе Президентского оркестра (им руководил тогда Павел Овсянников) я гастролировал несколько недель в США в штате Вирджиния. И это было очень интересно и познавательно. Конечно, нас возили по специальным местам — все-таки Президентский оркестр! И я ни разу не наблюдал никакого беспорядка, никакого мусора! Может быть, только очень ранним утром в Нью-Йорке, когда по улице летали обрывки газет. А вообще было ощущение, что дороги чистили зубочистками. Было стыдно бросить под ноги сигарету — я тогда курил. И все американцы, кто с нами контактировал, общались крайне любезно! И принимали отлично…

— А что играли? Джаз?

Нет, первое отделение было классическим, второе — эстрадным. Хотя я сейчас понимаю — «классика» явно недотягивала до Валерия Гергиева, а «эстрада» — до оркестра Олега Лундстрема. Но играли как могли. Были контакты и с местными музыкантами, удалось с ними помузицировать. Поэтому впечатления от Америки тогда остались только положительные. Казалось, что все люди хорошие и масштабы всего — грандиозные. И я тогда смотрел на Америку, буквально открыв рот. Был концерт в Кеннеди-центре, я там перепробовал все рояли, «Стейнвеи» — штук восемь. И это тоже было мое «открытие Нового Света». Позже многое в Америке я для себя пересмотрел: и все эти улыбки уже не кажутся сейчас такими искренними, и люди там встречаются разные. И менталитет другой — настоящего душевного отношения людей друг к другу я там сейчас не вижу. Это не плохо и не хорошо — это данность.

— Но вы приезжали в Америку и на большой джазовый фестиваль — уже с «Фонограф-квартетом»?

— Это была самая интересная поездка. На одном из концертов мы выступали сразу после великого пианиста Дэйва Брубека, потом был джем-сейшен с Джеймсом Картером — замечательным виртуозом-саксофонистом. За неделю дали в Америке пять концертов — колоссальный опыт!

— За многолетнюю историю «Фонографа» у вас было много гастролей по всему свету. А какие города понравились больше всего?

— Торонто и Баку. В Баку мы были до Евровидения, город еще не выглядел таким современным, но старый Баку — это потрясающее место! А в Торонто мне было просто очень хорошо, уютно и спокойно.

— А в каких городах и странах вы еще не были?

— В Англии. Лондон хотелось бы посмотреть. Можно было бы еще в Австралию поехать.

— А какая страна, на ваш взгляд, самая музыкальная?

— Мне кажется, Грузия.

— За границей вы ходите на концерты — кроме тех, в которых выступает «Фонограф»?

— Да, например, когда приезжаю в Мюнхен, обязательно захожу в три главных джазовых клуба. Совсем недавно побывал на концерте Майка Стерна — замечательного гитариста. Отличный был концерт. И пиво в Мюнхене, как известно, хорошее.

— А чисто туристические достопримечательности вас интересуют?

— Разумеется. Например, из последних мест — это изумительный замок Нойшванштайн в Баварии. Еще ездили в Альпы, где граничат Германия и Австрия. Но это — в отпуске. А если я приезжаю за границу работать, то никуда не хожу. Для меня главное — отдохнуть перед концертом. Особенно в туре.

— В свое время вы выступали на самом известном джазовом фестивале в мире — в швейцарском Монтре. Какие остались впечатления от джазовой Мекки?

— Какая там Мекка? Это просто фестиваль популярной музыки, где джаз занимает довольно скромное место. А играют и поют все кому не лень! И еще это отлично разыгранная туристическая история. Я бы с удовольствием приехал в Монтре, когда нет этих безумных толп туристов — «любителей музыки». Но мы там были тогда, что называется, «в теме»: пять или шесть концертов на джазовых площадках, два джем-сейшена. И еще — нас поселили в очень хорошем отеле с видом на озеро, но за это я должен был два вечера играть внизу, в холле гостиницы. И я это делал с удовольствием! Кстати, некоторые люди приходили и из других отелей послушать нашу вечернюю музыку.

— А какие из международных джазовых фестивалей вы считаете наиболее интересными?

— Иногда думают, что все зарубежные фестивали — это что-то особенное. Но многое зависит от того, насколько удалось само ваше выступление. И от публики. И если ты — настоящий артист, то публика везде будет твоей! Кстати, я никогда не думал, что, например, в Новокузнецке окажется такой замечательный джаз-клуб. Я его назвал «джаз-дворцом». Там проводится много концертов — и наших, и зарубежных артистов, при клубе работает несколько местных коллективов. Идет настоящая джазовая жизнь!

— Где бы хотели жить, если не в Москве?

— Думаю, что нигде. Только в Москве. Одно время Сочи был любимым местом. Сейчас — только Москва!

— А если обзавестись загородной недвижимостью?

— Я мечтаю о том, чтобы у меня был небольшой загородный дом. Не деревянный. Пока не знаю, где: в другом городе или под Москвой. А сейчас я заканчиваю свое квартирное обустройство в Москве. И это требует серьезных усилий!

— Вы доверяете в плане инвестиций или ведения бизнеса профессионалам? Или стараетесь все сделать самостоятельно?

— Говорят, для того чтобы заработать — нужно работать. Чтобы разбогатеть — нужно что-то еще. На «что-то еще» у меня времени не хватает. Если у меня иногда скапливается небольшая сумма, смешно ее куда-то инвестировать. И я обычно инвестирую все, что у меня есть, в дело, которым занимаюсь! В «Фонограф». Сам себе инвестор. Сейчас, например, нужно новое оборудование для нашей звукозаписывающей студии. За 31 год, который существует «Фонограф», у нас никогда не было ни государственной, ни городской поддержки!

— Это фантастика! Сергей Жилин — министерство культуры и мэрия в одном лице!

— Получается, да. Но когда проводятся ответственные встречи, в том числе на высшем уровне, нас зовут. И G8, и G20. И президентские приемы. Я не хочу сказать, что мы какие-то особенные. Однако, возможно, есть в нашей работе моменты творческие и организационные, которые привлекают очень серьезных работодателей. Но постоянной поддержки нет!

— Где берется энергия для того, чтобы все это делать?

— Основной источник — живые концерты. И когда что-то удается творчески: подготовить новую программу, сделать удачную запись в студии или поднять большой телевизионный проект — тоже случается положительный энергетический эффект.

— Но как быть с ежедневной подпиткой?

— Это сложно. Часто приходится себя заставлять. Это полная ерунда, что творческие люди нуждаются в каком-то особом вдохновении для того, чтобы поймать свою птицу счастья. Просто надо приходить и работать. Иной раз стараешься, стараешься, ничего не выходит. Потом, глядишь, что-то вырисовывается. И вот — получилось. Не так быстро, как порой хочется. Но — получилось!

— Что посоветуете читателям, которые собираются в путь?

— Все зависит от того, о чем вы мечтаете. И от бюджета, разумеется. Можно хорошо провести время и в туристической палатке, и в комфортабельном отеле. Мне в палатке сейчас жить не хочется. А в детстве хотелось. Но и многого мне не нужно — главное, чтобы не было «общежития». А свободное время я обычно делю пополам: какие-то познавательные маршруты и физические, спортивные упражнения. Но физические нагрузки — это уже часть работы!

— А как вы представляете свою жизнь на пенсии?

— Никак. Буду делать все, что сейчас!

 журнал International Residence

.

Просмотров: 82

Comments are closed.

Афиша
Рейтинг@Mail.ru