Новости Блоги Лаура Джаватхнова, Канада, г. Монреаль «Работа в России, по сравнению с Канадой – это драйв и адреналин!»

«Работа в России, по сравнению с Канадой – это драйв и адреналин!»

Michel Viatteau 1

Мишель Виатто, директор канадского бюро агенства Франс Пресс.

Крылатую фразу Льва Николаевича Толстого о семьях: «Все счастливые семьи похожи друг на друга, каждая несчастливая семья несчастлива по-своему» можно в полной мере отнести и к странам. Мой собеседник не сделал открытия: все журналисты знают, что в спокойных странах работать скучно, самое интересное происходит в государствах нестабильных. Россия со своими удивительными и большой частью трагическими новостями подняла на журналистский Олимп многих иностранных журналистов – на ее материалах они сделали себе имя. Директор канадского бюро агентства Франс пресс Мишель Виатто – один из тех, кто с благодарностью вспоминает годы работы в России. За свою журналистскую карьеру ему довелось возглавлять бюро АФП по СНГ в Москве, в Польше и Италии. Мы с Мишелем говорим о журналистике, но, думаю, наша беседа может быть интересна и всем тем, кто далек от этой профессии.

— Моя журналистская карьера началась именно со связи с Москвой. Вышло это случайно — я только иммигрировал во Францию из Польши, моя жена была в положении и мне срочно нужна была работа. Кто-то подсказал, что агентству ФП нужен человек, говорящий по-русски сотрудник. В то время изучение русского языка в польских школах было обязательным, так что я знал язык. Меня приняли и вменили в обязанность слушать радио «Маяк» и радио «Москва» и записывать самую важную информацию. Это происходило в 70-х годах, когда не было интернета и информация, как из нашего офиса в Москве, так и по официальным каналам, проходила очень медленно. По Радио Маяк информация приходила быстрее. Отдел, в котором я начал работать, в свое время первым в мире объявил о смерти Сталина. Так я и стал журналистом, слушая советское радио.

-И, надо полагать, понравилось?..

-Конечно. Это дело, которое не дает тебе скучать. Каждый день происходит что-то новое. Мне повезло – в своей профессиональной деятельности я написал очень много интересных статей. И то, что когда я утром иду на работу и я не знаю, в каком месте, в какой стране буду находиться вечером – это очень здорово, просто замечательно!

— И за это еще платят!

— Именно! Но вы понимаете, что есть и риск в нашем деле. Мне довелось работать во многих горячих точках. В Чечне, бывшей Югославии, в Дагестане. И знаете, что я понял? В каждом человеке сидит страшный зверь, который время от времени вырывается наружу. Некоторым удается всю жизнь держать его в узде, а иным либо не удается сделать этого, либо они не заинтересованы в этом. И от этого на земле льется кровь. А это самое страшное…

 

Я до сих пор помню свое первое потрясение – когда похитили моего чеченского коллегу в Назрани. Это произошло 4 июля 2003 года, а чуть позже я узнал, что его уже нет в живых. Но следующее потрясение было еще больше. Я видел тела мертвых детей в Беслане. Более трехсот… Это картина, которую невозможно забыть. Тяжело осознавать, что чудовищное злодеяние совершено в XXI веке, в мирное время…

В Боснии я почти каждый день ходил в морг в Сараево и считал трупы, чтобы передавать информацию о количестве жертв конфликта. Несколько раз я натыкался места, где только что был нанесен удар артиллерией и улицы были усеяны ранеными, повсюду текла кровь. Такой журналистский опыт хочется забыть.

-Тем не менее, я заметила, что Вы с удовольствием вспоминаете годы работы в России.

Я руководил бюро АФП не только по России, но и по всем постсоветским республикам. И, как журналисту, мне повезло работать во время больших перемен. Я видел революции в Грузии, Украине, Киргизии, я передавал репортажи со второй чеченской войны. Новости, которые мы передавали, часто становились главными в мире, и это было чертовски приятно! Интересно было работать в России и потому, что у нее богатая культура, великая литература, балет, прекрасный театр, кинопроизводство неплохо поставлено. Я написал много статей о культурной жизни России. В общем, работать там было чрезвычайно интересно.

КАНАДА – СПОКОЙНАЯ И СКУЧНАЯ

В Канаде по сравнению с Россией – скучно?

Канада – счастливая, спокойная и… да, скучная страна! Здесь, разумеется, что-то тоже происходит, и мы передаем информацию, но не сравнить новости из постсоветской России и стран СНГ и канадские новости. Здесь все очень сильно организовано, расписано, упорядочено. Можно порыскать информацию на севере Канады, в резервациях, но, по большому счету, все передают одно и то же.

В Канаде мне не хватает того, что происходит в России. Там идет настоящая охота за новостями. И новостей — много. Они удивительны, они шокируют. В Канаде же все очень мило. В прошлом июле я сопровождал принца Уильяма с его супругой Кэтрин в их турне по стране. Это, конечно, интересно, пара очень симпатичная. Но в России – адреналин бьет ключом! Там охотятся на новости, и выигрывает тот журналист, у которого лучше налажены связи с источниками, который более мобилен. Когда удается что-то разузнать и быстрее всех передать – это огромный драйв!

Работа в России напомнила мне мою деятельность в Италии. В течение пяти лет мне довелось тесно общаться с Папой Римским. Так вот там тоже все засекречено и могут уйти годы на раскрытие какой-нибудь тайны. Кстати, Иоанна Павла II недавно причислили к лику святых.

КАК ПАПА РИМСКИЙ С ПИНОЧЕТОМ ЦЕЛОВАТЬСЯ НЕ ХОТЕЛ

Что это был за человек, на Ваш взгляд?

 — Мне кажется, что он спас от возможных кровавых событий не только Польшу, но и другие страны – Филиппины, Чили, Парагваю. Наверное, у него тоже были ошибки, но все же я считаю, он был настоящим мировым лидером, человеком мудрым и добрым. Я встречал много разных лидеров, но все они были только национальными, ратующими за интересы только своего народа. А Папа обо всех живущих на Земле заботился.

Он научил этому и меня. Передавая новости, я стараюсь делать это объективно, рассчитывая на жителя планеты, заботясь о благе не для отдельного народа, страны, а для всех. Мне кажется, от общения с ним я стал более терпимым и менее подверженным вере в широко тиражируемые догмы.

-Как, например…

-Что американцы – хорошие, а арабы плохие, что там демократия, а вот тут ее недостаточно, надо ее принести… Ну и многое другое.

-Вы говорили, вам довелось работать и в мусульманских странах, видеть иранскую революцию.

Да, в Иране в те годы шла борьба между разными политическими группировками, и в это время началась война с Ираком. Страну захлестнула серия терактов. Кровь в буквальном смысле лилась по улицам. Было убито око 70 человек высших руководителей. Это произошло в километре от моего офиса в Тегеране. Я первым передал информацию… Но давайте не будем больше о плохом. Вот Вы спросили про папу Римского, и я хочу рассказать об одном забавном эпизоде, свидетелем которого я стал.

Я сопровождал Папу в его поездке по Чили. В аэропорту его встречал Пиночет. В своей долгой приветственной речи в аэропорту он сказал много странных, несуразных вещей, вроде этой: «Папа и я, мы с ним вместе проводим одинаковую политику, мы вдвоем боремся с коммунизмом, мы с Иоанном Павлом Вторым почти как братья…» Я смотрю на Папу и вижу, как у него вытягивается лицо. А Пиночет закончил говорить и уже лезет с поцелуями и объятиями. Папа – он тогда был достаточно сильнее и моложе Пиночета, — держит его двумя руками и не подпускает к себе. Диктатор же вовсю старается шею, как птица, вперед вытягивает. Наконец, Пиночет сдался и ушел… Журналистам было очень смешно наблюдать эту историческую сцену: папа отталкивает нежного тирана.

  Мы смеемся, и Мишель вспоминает еще один смешной эпизод из своей жизни:

КАК Я «ПРИШИЛ ПРОСТАТУ»

-Дело было жаркой августовской ночью, в одно из моих ночных дежурств, когда я исполнял обязанности зам. редактора АФП в Париже. Ко мне подошел наш сотрудник из французского отдела и сказал, что по радио прошла информация о беспрецедентном успехе французских хирургов, которые кому-то пришили новую простату. Я тогда был совсем молодым и не знал, что с простатой поступают совсем наоборот! Распорядился: «Звони в клинику, проверь информацию на месте, нам нужен достоверный, солидный источник». Через полчаса наш сотрудник возвращается, очень довольный собой: «Я взял интервью у хирурга, он говорит, что это – полный успех, что больной сможет снова заниматься любовью, а до операции не мог». Я был рад вдвойне: ведь это сенсация и успех французских врачей!

Мы передали информацию, она вышла на первой полосе японских газет. К счастью, другие СМИ в это время суток еще не работали. Я пошел спать, а через пару часов мне позвонил мой «большой босс». Я думал, хочет меня похвалить за оперативность, а он говорит: «Это Вы дали разрешение опубликовать эту информацию о простате? »   «Да, я!» — гордо отвечаю я. А он: «А Вы знаете, что это была шутка медиков, у которых выдалось скучное дежурство? » И действительно, оказалось, что один врач решил позвонить на радио и пошутить. А уж потом остальные его коллеги поддержали эту нелепицу.

ЛУЧШЕЕ В РУССКИХ ЖЕНЩИНАХ ТО, ЧТО ОНИ ХОТЯТ ПОНРАВИТЬСЯ

Напоследок я спросила моего собеседника, что он думает о народе России и русских женщинах. Просто интересно было узнать мнение иностранца. И вот, что Мишель ответил:

-У вас великая нация, но время жестоко обходилось с ней – произошел распад страны, системы. В том числе системы ценностей. Люди стали цепляться исключительно за материальное, но оно не делает их счастливыми. Даже если накопили много. Кругом коррупция, много неполадок в работе государственного аппарата… Но все-таки и светлые стороны в жизни россиян есть: появилась свобода передвижения, свобода слова, даже если не на все 100%, но свобода! И я надеюсь, что светлого будет все больше и больше.

Что касается русских женщин, то весь мир знает об их красоте. У французов мнение о них как об очень сексуальных, большеглазых, длинноногих. Но даже не это в них главное. Важно, что они явно заинтересованы в том, чтобы соблазнить мужчину, они хотят ему понравиться. Они даже ведут за ним настоящую охоту и не скрывают своей заинтересованности! А во Франции или в Германии, феминистки оттодвинули мужчин подальше, на второй план, и сильному полу очень трудно стать объектом желания. Так что нет ничего удивительного, что западные мужчины влюбляются в русских девушек. Красивые, по-настоящему женственные, ищущие тебя, дающие тебе возможность почувствовать себя важным и нужным – о чем еще мечтать?

Лаура Джаватханова

Монреаль, Канада

11.08.2015